Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня мы отмечаем 160-летие великого архитектора Федора Шехтеля. На рубеже XIX и XX веков во всех основных странах мира появились мастера нового типа, которые реформировали архитектуру и перекинули мост от классицизма, эклектики, историзма к уже современным стилям. То направление, к которому они принадлежали, мы сегодня называем модерном. А главным его представителем в России стал как раз Шехтель.

Наиболее известное его творение — дом промышленника Сергея Рябушинского на Малой Никитской улице, в котором после возвращения в СССР поселился Максим Горький. Это здание особенно показательно для модерна. Если вы зайдете в него с парадного входа, то увидите морскую гальку, что сразу настраивает на нужный лад. Весь дом находится как бы в подводном царстве, поэтому на фризе у крыши размещены цветущие фантастические водные растения, а капитель колонны на втором этаже сделана в виде медузы. Поразительная по своей художественной мощи и изяществу лестница-волна падает вниз и как бы разбивается у берега — им в данном случае становится улица.

Сегодня в особняк Рябушинского пускают почему-то с черного хода, поэтому заложенная автором драматургия становится не так наглядна. И это не единственное отклонение от концепции Шехтеля. Еще при первом владельце там были потрясающие витражи в виде гигантских многоцветных стрекоз, которые парили над всем этим морским царством, но при Горьком их зачем-то убрали. Тем не менее этот музей можно и нужно посетить каждому, кто интересуется культурой и историей искусств.

Шехтель как мастер архитектуры имеет безусловное всемирное значение. За рубежом им заинтересовались, когда в 1901 году по его проекту был построен потрясающий комплекс России во Всемирной выставке в Глазго. Не столько подражание древнерусским постройкам, сколько романтический образ русского деревянного города с многочисленными шатрами, башнями, стенами, крыльцами. Шехтель поразил Европу и современностью своего стиля, и его связью с совершенно неизвестной там традицией русского деревянного зодчества.

Тогда с ним подружились ведущие европейские архитекторы, которые строили в Глазго павильоны для своих стран. Чарльз Макинтош, не любивший путешествий и почти никогда не выезжавший из родного Глазго, с Шехтелем поехал в Москву. У нас была его выставка — важное событие в истории европейской архитектуры и международных связей.

Биография Шехтеля полна неожиданных поворотов. Он происходил из немецких колонистов, приглашенных Екатериной II в Россию, семья жила в Саратове. И хотя родился он в Санкт-Петербурге, но вырос на Волге, а потом переехал в Москву. Отец Шехтеля разорился, и в Москве помог ему не кто-нибудь, а Павел Третьяков, основатель Третьяковской галереи. Видимо, он чувствовал особые способности молодого человека.

Сначала Шехтель занимался оформлением праздников, временных театров, парковых павильонов, которых тогда строилось много, иллюстрировал книги, создавал графику — у него был блестящий рисунок. И только потом, уже прославившись как художник-оформитель, перешел к архитектуре. Его прежняя работа помогла в развитии особого воображения, что и проявилось в таких строениях, как особняк Рябушинского.

Модерн называют стилем органической архитектуры: с одной стороны, он предполагает рациональную планировку, с другой — прихотливые криволинейные формы с обильным растительным декором, изысканными витражами, резьбой по дереву. Такие творения Шехтеля, как дворец Зинаиды Морозовой на Спиридоновке, особняк Анны Дерожинской в Кропоткинском переулке, два его собственных дома оказали большое влияние на других зодчих Москвы и во многом стали камертоном новой архитектуры — более свободной, чем в XIX веке с его доминированием классицизма.

Да, у нас не появилось таких знаковых строений, как собор Саграда Фамилия в Барселоне или Эйфелева башня в Париже, но облик города в целом изменился радикально — по сей день на многих улицах в центре мы видим сохранившиеся дома того времени. Правда, с доступностью строений самого Шехтеля для широкой публики дело обстоит не так хорошо, как хотелось бы. Многие особняки, спроектированные им, заняты дипломатическими миссиями. В особняке Дерожинской — посольство Австралии, в собственном доме Шехтеля — Уругвая. В Дом приемов МИДа попасть можно, но только по предварительной записи. Конечно, всегда открыт для посетителей Ярославский вокзал, который Шехтель построил по заказу Саввы Мамонтова, но хотя снаружи он мало изменился, его интерьеры сегодня другие, поэтому внутри вокзал не производит впечатления, которого добивались архитектор и заказчик.

Впрочем, при желании попасть можно практически всюду. Например, в День культурного наследия в апреле многие государственные учреждения, расположенные в исторических зданиях, открывают свои двери для экскурсий. Ну а в Театр им. Вл. Маяковского — тоже творение Шехтеля — можно просто купить билет.

Автор — историк архитектуры, доктор искусствоведения, ректор Московского архитектурного института, вице-президент Российской академии художеств

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...