Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Фунт стерлингов, упавший до минимума последних трех лет на фоне новостей о назначении Бориса Джонсона британским премьером, может продолжить свое пике. В особенности если материализуется сценарий «жесткого» Brexit, а при новом руководстве выход страны из ЕС без сделки вполне вероятен. Это увеличивает возможность рецессии из-за падения объемов торговли Великобритании с Евросоюзом и угроз введения пошлин на британские товары. С другой стороны, в долгосрочной перспективе это позволит британской экономике стать более гибкой и не зависеть от причуд Брюсселя.

Ситуация во второй крупнейшей экономике ЕС совпадает с наблюдаемой повсеместно «войной девальваций»: страны хотят слабых валют в интересах своих промышленников. Когда курс низок, экспорт из страны становится более выгодным для соседей и продажи за границу растут. Особенно это важно для экспортно ориентированной Германии.

Кроме высокой вероятности дальнейшего снижения курса фунта есть и значимые риски ослабления евро. Ключевая ставка в зоне хождения этой валюты уже давно держится на нулевой отметке, но Европейский центральный банк (ЕЦБ) грозит и вовсе сделать ее отрицательной. В Швейцарии, например, ставка уже на уровне минус 0,75% и банки выдают кредиты ряду клиентов по отрицательным ставкам. К тому же ЕЦБ снова дискутирует на тему выкупа активов с рынка.

Риски ослабления евро несет в себе не только политика ЕЦБ, но и так называемая экономика «двух скоростей» — есть большая разница в макропоказателях стран ЕС. Проблемы евро зачастую создает и неэффективность бюрократического аппарата Брюсселя. Также нельзя забывать про разницу в ставках: доходность инвестиционных инструментов в долларах превосходит их доходность в евро. Это важный аргумент при покупке валют: обычно деньги вкладываются в денежные единицы с более высокими ставками. Чем меньше евро будет востребован, тем ниже будет его курс.

Впрочем, от Федрезерва США рынки также ждут снижения ключевой ставки — на 100 б.п. к середине следующего года. На 25 б.п. ФРС уже уменьшил показатель накануне — впервые с 2008 года. Регулятор не исключает, что в скором времени он сможет прибегнуть к еще одному раунду количественного смягчения — «впрыску» денег в экономику. Дональд Трамп также много говорил о вреде сильного доллара, и не так давно в СМИ даже обсуждалась тема валютных интервенций для ослабления американской нацвалюты.

«Монетарному безумию», охватившему развитые страны, способствует относительно низкая инфляция. Она частично объясняется «эффектом Амазона» — когда потребители ищут наиболее низкие цены онлайн. Однако имеет резон говорить и о поддержке центробанками фондовых рынков. В США для Трампа, например, рост рынка ценных бумаг является отчасти политическим фактором в преддверии выборов.

Таким образом, хотя глобальная рецессия пока не началась и сроки ее прихода постоянно оттягиваются, мировые центробанки играют на опережение. Они подают четкие сигналы о предстоящем смягчении денежной политики. Впрочем, как показывает опыт Японии, которая долгое время безуспешно пыталась оживить экономический рост монетарным стимулированием, для борьбы с экономическим спадом нужны комплексные решения — сочетание денежно-кредитных и фискальных мер.

В условиях роста экономической неопределенности в мире и продолжения торговых конфликтов спекулятивный капитал будет ориентироваться всё же больше на американский доллар и японскую иену — традиционно стабильные, безопасные валюты, несмотря на относительно высокую долговую нагрузку этих стран. Напомню, что госдолг США больше их ВВП, а госдолг Японии превышает размеры национального валового продукта более чем вдвое.

Рубль формально не участвует в валютных войнах, хотя в США многие считают по-другому. Тем не менее снижения ключевой ставки Центробанком и покупка валюты Минфином увеличивают вероятность ослабления российской валюты осенью после укрепления в первой половине года. Российский ЦБ, видимо, учитывает в своих решениях не только фактор инфляции, но и динамику экономического роста, и смягчение денежной политики может выйти рублю боком.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Прямой эфир