Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мировой рынок с особым трепетом ожидает снижения ключевых ставок главными мировыми регуляторами, прежде всего – Федеральной резервной системой (ФРС) и Европейским центральным банком (ЕЦБ). В последний раз ЕЦБ ослаблял монетарную политику в 2011 году, а ФРС — в 2008-м. За эти годы особых поводов понижать ставку у них не было. Инфляция в развитых странах постепенно замедлялась, а потом начала повышаться. Центробанки, как правило, не снижают ставки на растущих ценах, поскольку это лишь усиливает давление на стоимость товаров.

А в конце прошлого года инфляция в США «выстрелила» на 3%, что было на тот момент заметно выше ее средних значений, не отклоняющихся от других макропоказателей. Этот всплеск испугал рынок — он отразил долгосрочные риски, которых никто в ближайшее время всерьез не рассматривал. Они сформировались под влиянием экстремально мягкой политики национальных регуляторов в развитых экономиках в период самых острых финансовых кризисов нового века. Речь идет об ипотечном секторе США и рынке долга периферийных стран ЕС в период с 2008 по 2012 год.

В тяжелые времена произошло естественное замедление инвестиций, ВВП и затем, как следствие, инфляции. Проблема в том, что кризис фактически нивелировал рост цен, который должен был случиться на фоне мягкой монетарной политики, если бы экономика развивалась, а не падала.

Как правило, Центробанки приветствуют замедление инфляции и стремятся сгладить ее в долгосрочной перспективе. Это и произошло: в середине 2019 года ФРС объявила о планах смягчить монетарную политику, чтобы разогнать рост цен. Это совпало с коррекцией долгосрочного тренда на постепенное ускорение инфляции. Она обусловлена техническими и макроэкономическими факторами.

И вот в этих условиях глобального рынка Российский ЦБ готовит свое июльское решение по процентной ставке. Потенциал понижения в любом случае — учитывая сказанное выше — не представляется значительным, несмотря на громкие заявления о возможно резком (на 0,5 п.п.) ослаблении. В особенности с учетом того что экономика РФ недостаточно монетизирована. Дальнейшее понижение ставок ЦБ РФ создает риски шока при ухудшении глобальных условий. Всё это дает повод мировым инвесторам усомниться в том, что наш регулятор способен оперативно реагировать на конъюнктуру и эффективно стабилизировать ситуацию.

Однако ЦБ не стоит недооценивать. С трудом верится в активное снижение базовых ставок, поскольку в нынешней ситуации это представляется деструктивным и даже опасным для среднесрочных перспектив экономики. Кроме этого, существенное смягчение кредитной политики регулятора приведет к активизации спекуляций. Поэтому вряд ли ЦБ пойдет ва-банк, он скорее продолжит пассивно следовать за рынком.

Хотя все ждут этого, не исключено, что в июле ЦБ не изменит ставку. Ее снижение будет стимулировать рынок на новый раунд игры против нацвалюты. Однако регулятор обозначил, что стремится ограничить рост курса рубля. С 1 июля он повысил нормы резервирования по депозитам в валюте, что должно было снизить их доходность и за счёт этого сократить разницу в инвестиционных рисках между вложениями в долларах (или в евро) и в рублях. Таким образом, снижение ставки в июле с точки зрения регулирования ситуации на валютном рынке будет выглядеть несколько противоречиво, что не похоже на типичную для ЦБ последовательность.

Во-вторых, действия регулятора, связанные с поддержкой потребзаймов, уже активно критикуются Минэкономразвития, а снижение ставок — это мера, напрямую стимулирующая кредитную активность. Впрочем, циклическое замедление инфляции в России в ближайшие месяцы продолжится. Ориентировочный уровень ключевой ставки ЦБ на конец 2019 года — от 7 до 7,25%.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Прямой эфир