Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Закупка-невидимка: госкомпании закрыли заказы на 7,5 трлн рублей

Ограничение конкуренции в конкурсах замедлило рост национальной экономики, полагают в Счетной палате
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Более трети контрактов госкомпаний, заключенных в прошлом году, пропали из поля зрения общественности, следует из мониторинга госзаказа, проведенного Счетной палатой (есть у «Известий»). Корпорации закрыли закупки на 7,5 трлн рублей, тогда как в 2017 году аналогичный показатель составлял лишь 3,4 трлн, отметили аудиторы. Прятать тендеры корпорациям разрешено законодательно: например, в закрытой форме проводятся закупки, составляющие гостайну. Делается это, чтобы защитить российские компании от необоснованных санкций западных стран, пояснили «Известиям» в ФАС. Однако столь серьезное увеличение объема скрытых контрактов может свидетельствовать и о подавлении конкуренции, полагают в Счетной палате (СП). Компании порой действительно склонны преувеличивать риски публикации своих закупок, уверены опрошенные «Известиями» эксперты.

Ушли в тень

Общая сумма контрактов, заключенных в прошлом году госкорпорациями в рамках 223-ФЗ (предназначен для компаний с рыночной организационной формой — ОАО, ООО и т.д.), составила 24,2 трлн рублей, говорится в мониторинге Счетной палаты. При этом в единой информационной системе были опубликованы тендеры лишь на 16,7 трлн. Таким образом, закупки на 7,5 трлн рублей (более 7% ВВП) были выведены из публичной сферы, следует из отчета. Годом ранее показатель закрытых закупок составлял 3,4 трлн рублей.

Такая динамика отчасти связана с изменениями законодательства в конце 2017 года, считают в СП. Поправки предоставили госкорпорациям более широкие возможности, для того чтобы скрывать закупки, отметили аудиторы. В частности, организации получили право не публиковать информацию о покупке финансовых услуг и услуг по использованию государственного и муниципального имущества, а также закупки у дочерних или аффилированных предприятий, уточнили в СП. Кроме того, госкорпорациям разрешили закрывать сделки, так или иначе связанные с атомной энергетикой. Это было сделано для снижения риска введения санкций против компаний и их поставщиков.

— В закрытой форме проводятся закупки, составляющие государственную тайну, а также закупки на специализированной электронной площадке АСТ ГОЗ на основании актов правительства, позволяющих заказчикам не размещать информацию о закупках в открытой форме, — пояснил «Известиям» заместитель руководителя ФАС России Михаил Евраев. — Такие акты принимаются в целях защиты российских компаний от необоснованных санкций зарубежных стран. Конечно, уровень конкуренции на закрытых торгах по понятным причинам минимален по сравнению с открытыми торгами в электронной форме. Если говорить о ситуации в целом, то мы с коллегами из Минфина и Федерального казначейства планируем реализовать целый комплекс мер по повышению конкуренции на торгах по 223-ФЗ.

Госкомпании нередко склонны преувеличивать риски, связанные с публикацией своих тендеров, считают опрошенные «Известиями» эксперты. Однако на данный момент, по словам эксперта экономического факультета МГУ Сергея Белева, не было прецедентов, когда предприятие попало под ограничения из-за того, что выполняло заказ для госкорпорации из санкционного списка.

Кроме этого, многие крупные госпредприятия нередко злоупотребляют возможностью скрыть закупку под предлогом того, что она относится к коммерческой тайне, добавил эксперт РАНХиГС Николай Баранов. Компании зачастую включают в эти категории такие сделки, которые можно было бы спокойно публиковать без рисков для бизнеса.

«Известия» направили запрос в 17 крупнейших компаний, принадлежащих государству (в их число входят, например, «Сбербанк», РЖД, «Транснефть» и «Почта России») с просьбой уточнить объем закрытых закупок в 2018 году. На момент публикации материала ни в одной из опрошенных корпораций не ответили. В Минфине и ФАС также не прокомментировали критику Счетной палаты и не ответили на просьбу уточнить наиболее распространенные причины закрытия закупок.

Тенденция закрытости

Закрытость госзаказа приводит к ограничению конкуренции, росту риска закупок по цене выше рыночной, а также снижает эффективность отбора поставщиков, уверены в Счетной палате. В 2018 году на один лот приходилось 1,56 заявки, экономия по результатам торгов составила лишь 4,4%, уточняют аудиторы. По словам экспертов, отследить процесс закрытых торгов невозможно, поэтому нельзя исключать, что в них участвует меньше поставщиков, чем могло бы. Конкуренция снижается, что в итоге сдерживает рост экономики. По данным СП, в прошлом году на тендеры в рамках 223-ФЗ пришлось около 68% общего объема госзаказа.

Поскольку значительная часть ВВП стимулируется госсектором, то неэффективность его расходов может негативно влиять на темпы развития страны, заявил директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. По его словам, усовершенствовать систему госзакупок можно, повысив конкуренцию за заказ, уверен он. Для этого необходимо максимально обобщать требования к исполнителю, чтобы в конкурсе могло принять участие как можно больше претендентов.

Кроме того, необходимо отказываться от практики заключения контракта с единственным поставщиком. По мнению Сергея Белева, проблему может решить ужесточение санкций за несоблюдение действующего законодательства. Например, сейчас заказчики предварительно должны публиковать график размещения закупок и строго ему следовать, определять потребности в товарах и услугах на основе нормативов. Однако на практике эти требования не соблюдаются. Чтобы улучшить ситуацию с госзаказом, за нарушение этих предписаний должен быть предусмотрен существенный штраф.

Тенденция к закрытости проявляется и в сфере бюджетных заказов (заключаются официальными госструктурами, такими, как унитарные предприятия или муниципалитеты в рамках 44-ФЗ). Стоимость засекреченных госконтрактов из этой категории составила в 2018 году 2,4 трлн рублей, писали ранее «Известия» со ссылкой на материалы Минфина. Это 35% от общего объема закупок по 44-ФЗ.

Кроме этого, в федеральном бюджете секретные и совершенно секретные расходы в 2019 году выросли на 7,6% и превысили 3 трлн рублей (около 20% всех трат).

Прямой эфир

Загрузка...