Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бросил перчатку: провокация Фатиха Акина полна лирики и юмора

Скандальный хит Берлинского кинофестиваля рассказывает про несчастного серийного убийцу
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит скандальный хит Берлинского кинофестиваля «Золотая перчатка». Многие критики пугают тем, что эта работа Фатиха Акина («Головой о стену») слишком непохожа на предыдущие и что слабонервным от просмотра лучше воздержаться, ведь главный герой — серийный убийца и психопат. Однако всё это не мешает фильму быть смешным, лиричным и очень живописным.

Эта история случилась на самом деле. В 1970-е годы в Гамбурге жил на мансарде (чем не крыша Нотр-Дама?) некий Фриц Хонка. Он был уродлив и невежественен, много пил и часто посещал притон «Золотая перчатка», где «снимал» пожилых проституток, готовых на всё ради стаканчика шнапса. Хонка вел их к себе домой и убивал, распиливая затем на части и складывая у себя в квартире. Но больше всего он мечтал о златовласой девушке, которую случайно встретил на улице. Даже бросил на какое-то время прикладываться к бутылке и нашел приличную работу. Но потом опять всё пошло не так.

Никакого натурализма в «Золотой перчатке» нет. Самое пугающее действие в кадре — оплеухи, которые раздает направо и налево коренастый Хонка (великолепно исполненный Йонасом Дасслером). По жанру это черная комедия, и когда очередной гость спрашивает Хонку, почему у него в квартире так воняет, тот разражается длинной речью о греческой семье, которая живет внизу и постоянно готовит на плите всякую дрянь. Многие действующие лица любят с важным лицом рассуждать на серьезные темы, чтобы завершить монолог скабрезным афоризмом. Потасовки персонажей решены в стиле немых комедий, так называемых слэпстик, где герои постоянно отвешивают друг другу пинки. Квазимодо относится серьезно только к Эсмеральде, пусть и воображает ее чаще всего в окружении колбас, сосисок и сырого мяса. Почему — об этом лучше узнать из фильма.

Многое в ленте напоминает magnum opus великого немецкого режиссера Райнера Вернера Фассбиндера «Берлин, Александерплац». Хонка чем-то похож на его протагониста Франца Биберкопфа — тот убил свою невесту, живет в дешевой квартирке, посещает кабаки, где много опасных типов, постоянно меняет женщин, среди которых есть и проститутки. Судьба делает Биберкопфа калекой, он много пьет, но старается не терять оптимизма. Пожилые, усталые женщины из «Золотой перчатки» органично вписываются в галерею персонажей Фассбиндера, а типы, которые околачиваются в баре, как и в «Берлин, Александерплац», явно не чураются криминала.

Особое внимание у Акина уделено освещению, при котором даже живые люди кажутся иногда мертвецами, а граница между губной помадой и кровью почти стерта. Дополнительный реверанс Фассбиндеру — его постоянный актер Харк Бом, которому Фатих Акин выделил второстепенную, но заметную роль завсегдатая бара.

И все же у Биберкопфа не было призрачной мечты, и он любил порядок и чистоту, а Хонке недосуг выбросить завернутые части тел из собственного дома. Призраки для него важнее действительности, он наивный романтик, которому, однако, миражи вовсе не мешают выбирать очередную жертву.

Это не хоррор. Фатих Акин ребенком жил недалеко от дома Хонки, почти каждый день проходил мимо бара «Золотая перчатка». Он рассказывает о людях, которых знал много лет, и портреты даже самых отталкивающих личностей здесь даны с ностальгической нежностью и сочувствием. Всё перемешались в клоаке притона с вечно задернутыми занавесками: бывшие узники концлагерей и эсэсовцы, случайно забежавшие студенты и моряки, которые вряд ли смогут вспомнить, когда у них было последнее плавание. Гамбургский Квазимодо среди них свой, они его, пожалуй, не слишком осудили, если бы им рассказали о его преступлениях.

Прямой эфир

Загрузка...