Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Столица в огне: ливийская армия ведет наступление на Триполи
2019-04-06 17:58:56">
2019-04-06 17:58:56
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пока ООН вела подготовку намеченной на середину апреля общенациональной конференции в Ливии, направленной на преодоление кризиса в стране и состояния двоевластия, маршал Халифа Хафтар взял ситуацию в свои руки и начал наступление на столицу Триполи — главный оплот его оппонента в лице Файеза Сарраджа, возглавляющего правительство национального согласия (ПНС) и президентский совет. Совет Безопасности ООН и представители ряда государств уже призвали стороны конфликта отказаться от силового сценария и придерживаться линии на мирное урегулирование. Тем не менее ливийский военачальник активизировал боевые действия явно не для того, чтобы прекратить их по первому же призыву извне. «Известия» разбирались, что это — новый виток хаоса в стране или, наоборот, попытка его преодоления.

Война под призывы к миру

О начале наступления Халифа Хафтар объявил 4 апреля, и он уже может похвастаться определенными успехами. Основные боевые действия идут в восточной части Триполи, в районе международного аэропорта. На западе и юге подразделения вооруженных сил находятся в нескольких десятках километров от столицы. За день до этого официальный представитель ливийской армии Ахмед аль-Мисмари обозначил цели кампании: очистка западной части страны от террористов и наемников.

Тогда же ПНС объявило о всеобщей мобилизации своих сторонников. Несмотря на это, многие министры не стали задерживаться в ливийской столице и, как сообщают СМИ, предпочли перебазироваться в соседний Тунис. Однако председатель кабинета Файез Саррадж остается в Триполи. В частности, он распорядился создать объединенный оперативный штаб для более плотной координации действий лояльных ему группировок.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш на встрече с маршалом Халифой Хафтаром в Бенгази

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш на встрече с маршалом Халифой Хафтаром в Бенгази

Фото: Media office of the Libyan Army/Handout via REUTERS

Между тем представители ряда стран, в том числе и России, призвали к прекращению столкновений. В сообщении МИДа говорится, что «силовой сценарий может обрушить и без того предельно сложную ситуацию в стране и это обернется новыми жертвами и разрушениями». Великобритания созвала экстренное заседание Совета Безопасности ООН для обсуждения сложившейся ситуации, по итогам которого было одобрено коммюнике с призывом остановить эскалацию. А с Халифой Хафтаром встретился Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Однако, как говорится в заявлении, распространенном затем армией, маршал сообщил тому, что «продолжит боевые действия, пока не освободит Триполи от группировок боевиков, которыми жители города сыты по горло».

Плоды двоевластия

Корни нынешнего противостояния восходят к 2015 году, когда при посредничестве ООН и ряда заинтересованных игроков была предпринята попытка преодолеть хаос, порожденный натовским вторжением, которое закончилось свержением Муаммара Каддафи. Тогда в марокканском Схирате были подписаны соглашения о создании президентского совета и правительства национального согласия.

Кризис в стране предполагалось урегулировать за счет обеспечения в них представительства ведущих политических сил Ливии. Однако на практике на первые роли в этих структурах вышли исламисты, и прежде всего «Братья-мусульмане» (деятельность организации запрещена в России).

В таком составе новые органы власти отказался признавать законно избранный в 2014 году парламент, хотя в соответствии со схиратскими договоренностями это было необходимым условием для их полной легитимации. Это и породило существующий раскол и фактическое двоевластие: ПНС и президентский совет во главе с Файезом Сарраджем проводят заседания в Триполи, а законодательный орган под председательством Агилы Салеха Исы, пользующийся поддержкой армии во главе с Халифой Хафтаром, обосновался на востоке страны в Тобруке.

Глава Президентского совета Ливии Файез Саррадж

Глава президентского совета Ливии Файез Саррадж (в центре)

Фото: REUTERS/Hani Amara

Ситуация осложнялась и по причине того, что в Ливии переплелся целый клубок внешних интересов. В частности, США, Великобритания, Италия, Турция, Катар и некоторые другие страны оказывали поддержку ПНС, тогда как законодатели имели тесные связи с Францией, Египтом, ОАЭ и иными государствами. Россия поддерживала с противоборствующими сторонами в целом равноудаленные контакты.

К противостоянию на политическом уровне добавляется и перманентно нестабильная ситуация в сфере безопасности. В Ливии процветает незаконная торговля оружием, наркотиками и органами. Преимущественно через западные районы страны, подконтрольные ПНС, пролегали пути незаконной миграции из Африки в Европу.

Этот процесс оброс нелегальным бизнесом, когда беженцев без каких-либо гарантий обещали провезти с юга на север к побережью за немалые деньги и посадить в лодку. И если по мигрантам, утонувшим в Средиземном море, в ООН и гуманитарных организациях ведется хоть какая-то статистика, то число людей, погибших из-за того, что им пообещали золотые горы, а потом бросили посреди пустыни, остается неизвестным, но однозначно может идти на тысячи.

Ливийские планы

Экспорт нестабильности из Ливии стал большой головной болью для ряда региональных и мировых игроков. После очевидного неуспеха в реализации схиратских соглашений в мире неоднократно предпринимались попытки найти иные подходы к ливийскому урегулированию.

Так, Эммануэль Макрон спустя примерно две недели после того, как занял кресло президента Франции, собрал в Париже межливийскую встречу. По ее итогам была принята декларация, в которой говорилось о необходимости создать конституционную базу для проведения парламентских и президентских выборов, а затем и провести голосование. Сделать это планировалось до конца 2017 года. Как уже можно понять, дальше бумаги эти договоренности не пошли.

Спецпосланник генерального секретаря ООН по Ливии Гассан Саляме во время пресс-конференции в Триполи

Спецпосланник Генерального секретаря ООН по Ливии Гассан Саламе во время пресс-конференции в Триполи

Фото: REUTERS/Hani Amara

Между тем Египет предоставил площадку и сам активно проводил консультации с рядом ливийских вооруженных отрядов с целью создания объединенных сил безопасности. Переговоры шли с переменным успехом: участники пришли к согласию относительно структуры командования будущей армии, но какими-то иными коренными подвижками Каир похвастаться не мог.

Куда больше результатов удалось добиться спецпосланнику Генерального секретаря ООН по Ливии Гассану Саламе. Сменив на этом посту в июне 2017 года немецкого дипломата Мартина Коблера, он уже в сентябре представил свой план урегулирования кризиса в североафриканской стране. Его суть заключалась в том, чтобы взять за основу достигнутые в Схирате договоренности и провести консультации по их изменению и адаптации к новым реалиям с представителями парламента и Высшего государственного совета, выполняющего роль консультативного органа при ПНС. Серия такого рода встреч прошла в Тунисе.

Новым шагом на пути к ливийскому урегулированию стала конференция в итальянском Палермо, которая проходила 12–13 ноября 2018 года и собрала представителей противоборствующих сторон, а также делегатов из 30 стран, в том числе и России. Ее представлял премьер-министр Дмитрий Медведев. По итогам встречи было одобрено совместное коммюнике. В этом документе содержался призыв провести ливийскую общенациональную конференцию в начале 2019 года, а к его завершению подготовить конституционные основы для проведения выборов.

Пленарное заседание международной конференции по Ливии в Палермо. 13 ноября 2018 года

Пленарное заседание международной конференции по Ливии в Палермо. 13 ноября 2018 года

Фото: РИА Новости/Александр Астафьев

В отличие от декларации, принятой в Париже, реализация положений этого коммюнике все-таки началась. Гассан Саламе провел многочисленные встречи с представителями ливийских политических сил, племен, общественности. Уже в марте в СМИ появились сообщения о скором проведении общенациональной конференции. А затем эти сведения получили официальное подтверждение в ООН: встречу запланировали на 14–16 апреля в городе Гадамес у стыка границ Ливии, Алжира и Туниса.

Таким образом, наступление Халифы Хафтара началось всего за десять дней до того, как ООН планировала перезапустить межливийский диалог. Кто-то мог бы сказать, что таким образом он пытается укрепить свои переговорные позиции, но по большому счету в данном случае речь идет еще и о банальном совпадении, ведь нынешние боевые действия назревали уже давно.

Борьба с исламистами и соблазн власти

Точнее, правильнее сказать, что боевые действия уже идут давно. А повышенное внимание со стороны СМИ привлекло именно объявление о начале наступления на Триполи, которому предшествовал ряд успехов на поле боя.

Так, Халифе Хафтару в последние месяцы удалось установить контроль и выбить силы, лояльные ПНС, из нефтеналивных портов на Средиземном море, а также с месторождений на востоке и юге Ливии и значительно расширить зону контроля в тех районах. Как заявил в середине февраля официальный представитель ливийской армии Ахмед аль-Мисмари, вооруженные силы контролируют до 90% территории страны. При этом Халифа Хафтар никогда не скрывал, что намерен покончить с присутствием в Ливии исламистов разных мастей, а именно они обосновались в столице.

Примечательно, что, когда началась переброска подразделений к Триполи, продвижение армии в ряде случаев либо не встречало сопротивления, либо лояльные ПНС формирования переходили на ее сторону. Впрочем, в самом городе бои все-таки завязались. Причем приближение лояльных Халифе Хафтару сил стало своего рода объединяющим фактором для формально подконтрольных кабинету Файеза Сарраджа, однако на практике сильно разрозненных группировок.

Военная техника, захваченная армией ПНС у военных подразделений маршала Хафтара

Военная техника, захваченная армией ПНС у военных подразделений маршала Хафтара

Фото: REUTERS/Hani Amara

До начала нынешней операции привычным явлением стали столкновения между этими формированиями, в том числе с применением тяжелых вооружений. Властям в Триполи даже приходилось временно закрывать международный аэропорт до восстановления спокойствия.

К слову, район воздушной гавани контролирует «Ливийская боевая группа», лидером которой является небезызвестный Абдель Хаким Бельхадж — видный представитель «Аль-Каиды» (деятельность организации запрещена в России), принимавший участие в боях на стороне террористов в Афганистане, самой Ливии в 2011 году, а затем и Сирии. Среди прочих лояльных ПНС группировок можно, например, выделить «Специальные силы сдерживания», которые неоднократно подвергались критике со стороны ООН за убийства, применение пыток и незаконные аресты, или близкое к «Братьям-мусульманам» объединение «Рассвет Ливии». Сам Халифа Хафтар неоднократно говорил, что не делает различий между исламистами и считает борьбу с ними своей главной задачей.

Как бы то ни было, наступление продолжается. И, конечно же, главный вопрос, каковы истинные цели маршала. Если это попытка установить единоличный контроль над страной, то Ливию ждут рецидивы кризиса, ведь едва ли с таким подходом согласятся даже его нынешние союзники. Халифа Хафтар не может этого не понимать. Сам он между тем говорит об освобождении столицы и при этом никоим образом не отказывается от политического процесса, проведения общенациональной конференции, а затем парламентских и президентских выборов.

Если это действительно так — а у военачальника предостаточно шансов победить на голосовании, — тогда у Ливии есть шанс спустя восемь лет после натовского вторжения наконец-таки выбраться из кризиса.

Загрузка...