Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Не задушишь, не убьешь: герои «Папа, сдохни» бьются насмерть

Фестивальный боевик Кирилла Соколова выглядит русским ответом Квентину Тарантино
0
Фото: Парадиз
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе в прокат выходит «Папа, сдохни» — дебютный фильм Кирилла Соколова, победитель прошлогоднего кинофестиваля «Окно в Европу». Сюжет сильно напоминает бандитские фильмы 1990-х, от современности здесь разве что мобильные телефоны, которыми пользуются герои. Вдохновляясь Квентином Тарантино, Гаем Ричи, корейскими и японскими боевиками, режиссер апеллирует к мифологии постперестроечного беспредела.

В похожей на камеру пыток квартире уютно разместились сумка с «баблом», пара «ментов», некоторое количество холодного и огнестрельного оружия, роковая красотка и парень с молотком в руке. Как и в «Жмурках» Алексея Балабанова, зрителей ждут гротеск, разборки, шальные деньги, предательство, сложная композиция, клиповый монтаж и отличный актерский ансамбль.

В первом же кадре мы видим Александра Кузнецова в худи с Бэтменом. Один из самых востребованных и ярких молодых актеров России, Кузнецов буквально ворвался в наше кино, снявшись в историческом фэнтези «Скиф». И с тех пор фильмы с его участием не сходят с экранов: «Лето», «Спитак», «Кислота», «Ненастье», «Красные браслеты»... Причем даже во второстепенных ролях он сразу обращает на себя внимание. Он умеет быть яростным, умным, язвительным, опасным, но при этом до удивления наивным и беззащитным. В «Папе» он тоже такой — зачем-то пытается убить отца своей девушки у него же дома, но всё равно вызывает жалости больше, чем глава семейства.

Папашу играет Виталий Хаев, который, на свою беду, когда-то произнес знаменитый монолог в фильме «Изображая жертву» и с тех пор ассоциируется у многих только с ним. Это не помешало ему сняться у Прошкиных (старшего и младшего), Дыховичного, Бодрова, Грымова, Хомерики и других авторов. Но в его фильмографии не хватает главных ролей, хотя в театре он ими не обделен. «Папа, сдохни» — приятное исключение. Здесь отрицательное обаяние вкупе с простодушным хитроумием мольеровских злодеев превращают партию, в общем, рядового мента в бенефис Хаева. Этот герой не раз удивит зрителя своими словами и поступками, он стопроцентно узнаваем, и каждый может легко почувствовать себя на его месте.

Вокруг этого дуэта выстроена вся система персонажей, среди которых стоит запомнить дочь (Евгения Крегжде), мать (Елена Шевченко) и сослуживца отца (Михаил Горевой). В мясорубке запутанного, хотя и предсказуемого сюжета их функции постоянно меняются, а флешбэки всё лучше проясняют, что же сейчас происходит. В конце концов станет понятно, зачем юноша явился к отцу своей девушки с молотком, откуда сумка с деньгами и кто заварил всю эту кашу. Но для авторов фильма это не главное — акцент делается на стиле.

Кирилл Соколов действовал по той же схеме, что Тарантино в «Бешеных псах». Бюджет минимальный, зато есть хороший сценарий и отличные актеры. Значит, надо взять одну локацию (там это склад, здесь — обычная квартира) и поместить в нее основную часть сюжета. Действие наполнено запредельной жестокостью, все палят друг в друга почем зря, хореография поединков доведена до совершенства. Но если у Тарантино на первом месте диалоги, Соколов больше упирает на визуальный ряд. С неестественными ракурсами, коротким монтажом, рапидами, усиленной цветностью он устраивает эпически долгие схватки-дуэли. Герои наносят друг другу увечья, встают, чтобы произнести еще одну речь, и продолжают драться.

Папа никак не сдохнет, фильм никак не закончится. Но безудержное веселье понемногу сменяется лирической задумчивостью...

Прямой эфир

Загрузка...