Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня народная артистка России Ирина Муравьева отмечает юбилей. Я всегда был влюблен в эту актрису. Ее самоотверженность — пример для подражания. Если надо в кадре кататься на роликовых коньках, значит наденет их и покажет класс. Надо быть неуклюжей? И это она может.

Когда я приехал в Москву из Харькова, очень хотел посмотреть ее на сцене. Она тогда служила в Театре Моссовета, играла Грушеньку в «Братьях Карамазовых». Это была очень серьезная работа, театралы толпами шли на нее. А потом судьба свела меня на съемочной площадке с ее коллегой по театру Юрием Кузьменковым. Узнав про мою любовь к актрисе, он пригласил меня на спектакль. Это была такая радость. На служебном входе после спектакля я наконец встретился с Ириной Вадимовной и наговорил ей комплиментов.

Прошло время, я поступил на службу в Малый театр, и оказалось, что Ирина Муравьева уже в его труппе. Наше знакомство она, конечно, не помнила. Я был счастлив, что мог из-за кулис наблюдать, как она играет Аркадину в чеховской «Чайке». Позже мне повезло. Юрий Соломин распределил нас в один спектакль «Лес», который он ставил. Ирина Вадимовна играла Гурмыжскую, а я — ее племянника. Какая же это была радость партнерства! Ирина Муравьева легкая, открытая. На любую импровизацию партнера откликается своей импровизацией.

Спустя время Антон Яковлев решил ставить «Священные чудовища» по Жану Кокто. И мы опять встретились в одной работе, но уже в ролях мужа и жены. Нам эта работа давалась непросто. Мы оставались после репетиций, много говорили о произведении, о создании образов. И на этом спектакле очень подружились. Поэтому мне тот опыт особенно дорог.

Ирина Муравьева закрытый человек. Даже мы, коллеги, многого не знаем о ней. В свою семейную жизнь она никого не пускает. Это ее территория, на которую посторонним хода нет. Но могу уверенно сказать, что пресса выдумала много мифов о ней. Мол, строгая, необщительная, надменная. Это всё не про Муравьеву. Она — человек радостный.

После съемок в оскароносной картине Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» Муравьева могла бы зазнаться, «поймать звезду», но такого не было и, уверен, не будет. Ирина Вадимовна — душевный, добрый и отзывчивый человек. В театре нет никого, кто бы мог сказать, что она его обидела, повысила голос. Но если понадобится помощь — она первая откликнется, примет участие, поддержит. Устроить в больницу, найти нужного доктора — всё это она делает для разных людей регулярно. И как только она появляется на пороге какого-то учреждения, никто не может отказать ей.

Однажды я ее спросил, отчего она не снимается в кино. Ирина Вадимовна сказала, что относится к этому спокойно — в ее жизни было достаточно картин, за которые не стыдно. Поэтому сейчас она очень избирательно подходит к выбору материала. Бывало, что давала согласие на съемки, а увидев фильм, понимала, что это ошибка. Современные режиссеры ничего достойного большой актрисы не предлагают. Зато в Малом театре ее можно увидеть регулярно. На сцене она такая разная! Яркая, взбалмошная, экспрессивная в «Филумене Мартурано», комичная в «Женитьбе», легкомысленная и взрывная в «На всякого мудреца довольно простоты». И многие зрители идут именно на нее. Покупая билеты, интересуются: «Муравьева играет? Тогда берем».

Театр — большая часть ее жизни. Его она любит самозабвенно. Дороже театра ей, пожалуй, только семья. А еще Ирина Вадимовна прекрасно готовит. В спектакле «Чайка» в финале все герои сидят за столом. И артисты сговорились, что на каждый спектакль будут приносить что-то вкусное. Какой же невероятный торт испекла Муравьева! Коллеги были поражены ее кулинарными способностями.

Муравьева — одна такая. Актриса с большой буквы, легенда. И сегодня она уже достояние не только театра, но всей страны.

Автор — народный артист России, актер Малого театра

 

Прямой эфир