Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Король и комикс: Большой театр поставил «Путешествие в Реймс»

Героями новой версии оперы Россини стали персонажи живописи
0
Фото: пресс-служба Большого театра/Дамир Юсупов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Большой театр можно поздравить. Судя по аншлагам премьерных показов и реакции публики, на московской сцене появился яркий зрительский спектакль. Акцент в данном случае — на «зрительском», хотя Джоаккино Россини, чье «Путешествие в Реймс» ГАБТ представил на излете года, писал в основном слушательские оперы. Другими словами, невероятно разнообразные и увлекательные вокально-инструментальные концерты, где главный сюжет заключается в демонстрации незаурядного мастерства певцов и оркестрантов.

Полтора года назад такой Россини уже был представлен в Большом — музрук театра Туган Сохиев устроил концертное исполнение «Путешествия в Реймс», разместив на сцене оркестр, хор и почти два десятка солистов. Отдельные приметы режиссерского вмешательства имелись, но подавались деликатно. Дирижер доставал партитуру из внушительных размеров баула. Тут и там были расставлены чемоданы и саквояжи различных размеров и расцветок — было куда присесть отдыхающим от вокала певцам. Дорожная тематика диктовалась оригиналом — согласно либретто, персонажи оперы пересекались в гостинице «Золотая лилия», чтобы затем отправиться в древнюю французскую столицу Реймс на коронацию Карла X. В памяти потомков событие 1825 года осталось благодаря Россини, получившему госзаказ на «датскую» оперу, и художнику-академисту Франсуа Жерару, создавшему монументальное полотно.

Режиссер новой постановки Дамиано Микьелетто за отправную точку взял именно его, видимо, посчитав гостиничный флирт, ссоры и интриги недостаточно масштабными для трехчасового действия. В основу либретто лег сюжет о живописных персонажах, покидающих свои картины в минуты музейного затишья, чтобы, покуролесив, вернуться на исходные позиции. Гостиница стала одноименной галерей, ее хозяйка — галеристкой, один из героев — реставратором, другой — арт-дилером, третья — начинающей художницей, копирующей картины мастеров. Маэстро Сохиев за пультом, арии, дуэты и ансамбли, в том числе виртуознейшее Gran Pezzo Concertato для 14 голосов a capella, остались в неприкосновенности, как и россиниевская легкость, которой блеснули солисты и оркестр в предыдущем концертном варианте. Правда, для ее адекватного восприятия теперь приходится закрывать глаза — суета сценических перемещений зашкаливает, обилие действующих лиц запутывает. Зато резко повысился просветительский потенциал зрелища, чем наверняка воспользуется любознательный зритель.

Сходить в Большой на «Путешествие в Реймс» — всё равно что посетить один из популярных ныне мультимедийных проектов. Только вместо видеопроекции фигурируют репродукции, а перемещения арт-объектов заменяет дефиле героев знаменитых полотен. Вытянув руки по швам, прохаживается Ван Гог с перевязанным ухом. Разворачивается кубическими гранями муза Пикассо — Дора Маар. Степенно выгуливает левретку герцогиня Альба с портрета Гойи. Джорджоневская Юдифь с достоинством носит голову Олоферна, а инфанта Веласкеса — тяжелый кринолин. Есть еще трансвестит от Ботеро, незнакомка от Сарджента, танцовщица от Дега и другие славные. Почетное место в художественном пантеоне занимает пляшущий человечек Кита Харинга. По словам режиссера, этот комиксовый герой ассоциируется у него со стилем Россини.

Подозреваю, что историческая живопись не входит в число пристрастий Дамиано Микьелетто и сценографа Паоло Фантина, но гимны в финале поются в честь Карла X, приходится это учитывать, и авторы справляются. Поэтапное «собирание» многофигурного полотна Франсуа Жерара — лучший эпизод спектакля. Грандиозность живой картины с восходящим на трон королем идеально соответствует и масштабу Исторической сцены, и ее парадно-императорскому декору. Еще одно приятное воспоминание связано с выступлением молодой солистки Альбины Латиповой в роли импровизаторши Коринны, она же студентка-копиистка. Обладательница ласкающего душу сопрано не только не потерялась среди именитого международного состава, но, невзирая на сценическую кутерьму, заставила себя слушать.

 

Прямой эфир