Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Аквамен» почти реликт»

Актер Патрик Уилсон — о съемках в новом блокбастере, шекспировской теме в комиксах и сходстве с эльфом
0
Фото: TASS/PA Images/Ian West
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня в российский прокат выходит «Аквамен» — фантастический боевик Джеймса Вана о супергерое по имени Артур Карри (Джейсон Момоа), который может дышать под водой. А главным противником Артура становится сводный брат Орм Карри. «Известия» встретились с исполнителем его роли Патриком Уилсоном.

— Вы похожи на эльфа из «Властелина колец».

— Я похож на эльфа?!

— Не сейчас, конечно. Речь о вашем персонаже Орме Карри.

— Так и есть. Это эльф из скандинавского фольклора. Наша цель была в том, чтобы сделать меня прямой противоположностью Джейсона. Поэтому мы решили, что мне подойдут светлые волосы. Я сейчас не могу вспомнить, кому первому пришла в голову эта идея — мне или Джеймсу. Многое мы придумывали одновременно. Иногда мы вместе начинали говорить об одном и том же.

— Почему вы решили сыграть в этом фильме?

— Джеймс Ван рассказал мне об этом проекте несколько лет назад, когда мы работали над «Заклятием 2». Он еще не знал наверняка, что его пригласят занять режиссерское кресло, но ему хотелось снять этот фильм. Он тогда сказал мне, что у него есть для меня персонаж, и рассказал об Орме Карри. Услышанное мне очень понравилось. Так что я знал Джеймса Вана, знал, что он даст мне хорошую роль, поэтому и согласился сниматься.

После нашего с ним первого фильма я понял, что он может создавать кино в любом жанре. Он очень целеустремленный и терпеливый человек. Он внимательно разбирается во вселенной, которую создали до него, пытается уловить тон повествования, даже в жанре хоррор. Когда вы с ним разговариваете, то понимаете, что у него тонкая романтическая натура.

Вы только представьте, что в 20-летнем возрасте он придумал и запустил франшизу «Пила» и добился невероятного успеха. Потом он вернулся к этому жанру и снова сделал его успешным. Это говорит о том, что он очень талантливый и мужественный человек. Вот почему я хочу с ним работать.

— У вас не было сомнений относительно того, нужен ли зрителям еще один фильм по комиксам?

— Нет, таких сомнений у меня не было. Мне предстояло сыграть необычную для меня роль: мой персонаж считается суперзлодеем. По крайней мере, так он представлен в комиксах. Внешне он совсем не похож на меня, что хорошо, потому что мне было проще предложить свою интерпретацию. Поэтому мне не терпелось взяться за эту сложную задачу. Съемки начались в мае, а работать над ролью я начал уже в декабре, так что у меня было время подготовиться. Мне хотелось прибавить мышечную массу, привести себя в форму и стать достойным соперником Джейсону Момоа. Конечно, я ничего не мог поделать со своим ростом, но мог стать крупнее за счет мышечной массы — прибавил около 10 кг. Такого я никогда раньше не делал.

— Но прежде вы снимались в «Хранителях»...

— В «Хранителях» я был с головы до ног в доспехах, а в «Аквамене» невозможно было закрыться или сделать имитацию мускулов: в комиксах мой персонаж часто с оголенными руками и телом. Да мне этого и не хотелось. Я знал по работе в «Хранителях», что доспехи могут спрятать торчащее пузо или двойной подбородок, но я поставил перед собой цель натренироваться так, чтобы ничего не нужно было прятать. И если для этого нужно было перестать есть всякую дрянь, то я готов был на это пойти.

— Вам было страшно сражаться с Джейсоном Момоа?

— Нет. Не думаю. Мой рост — 183 см. Я всегда был ниже многих своих товарищей, но это не мешало мне драться с ними. На первый взгляд, я могу показаться хрупким, но я всегда был фанатом UFC (бойцовский чемпионат. — «Известия»). Я недавно смотрел, как Дэниел Кормье уничтожил Стипе Миочича, который гораздо выше его. У Дэниэла рост 180 см, а у Стипе — 193 см. Поэтому рост еще ничего не решает. Я просто хотел быть достаточно сильным. Кроме того, мы сражаемся в моем мире. Мы специально это спланировали. Да, ты Аквамен, зато подводный мир — это мой дом. Я живу под водой. И это более чем уравновешивает шансы. Даже дает мне преимущества над этим большим брутальным парнем. Так что мы сделали всё, чтобы наше противостояние казалось реалистичным.

— В комиксах есть персонажи-братья, которые стали заклятыми врагами, например Тор и Локи. Чем вы отличаетесь от них, и почему этот мотив так любим авторами?

— Это очень шекспировская, классическая тема. Есть большой соблазн разорвать естественную привязанность двух братьев друг к другу, пусть даже сводных. В их жилах течет одна кровь, для них естественно любить друг друга. В первой версии Орм был наполовину атлантом, наполовину человеком. После перезапуска линейки комиксов DC New 52 Орм стал полноценным атлантом, а Аквамен — полукровкой. Таким образом, мы видим презрение, с которым младший брат смотрит на старшего. Да, он старший брат, перворожденный, но он даже не настоящий атлант, он не может унаследовать престол. Это логично, но в последних сценах, когда мы бьемся друг с другом, нам хочется, чтобы всё было по-другому, чтобы мы встретились при других обстоятельствах. Этот сюжет повторяется во многих других фильмах, но наши отношения сильно отличаются от отношений между Тором и Локи. У нас свой путь.

— Но в чем же ваше главное различие?

— Ну, у нас много различий. Мой персонаж с эльфийской внешностью, а герой Джейсона Момоа — горячий парень, которого ненавидят за то, что он аутсайдер, чужак. В этом можно усмотреть намек на современные социальные проблемы.

— В фильме также затрагивается экологическая тематика.

— Да, это основная претензия к цивилизации. Наш мир уничтожается. Зачем? Для чего? И что делают правительства? Что мы делаем? Мы признаем эту проблему или делаем вид, что всего этого нет? Мы окружаем себя предметами из пластика. Нам нравится, что нам дают трубочки в кафе.

Конечно, нам нужно понять, куда мы идем. Это не значит, что нужно стать леваком, либералом. Но это значит, что нужно задуматься над тем, как мы взаимодействуем с окружающей средой. Реакция атлантов в фильме — это животная, физиологическая реакция на длительное разрушение их мира.

— Что нового мы найдем в этом фильме?

— Несколько вещей. Прежде всего, важен свежий взгляд Джеймса Вана. Если мы посмотрим на фильмы киностудии Marvel глазами актера, на то, что сделала Пэтти Дженкинс в «Чудо-женщине», на мир, который построил Зак Снайдер, то увидим, как много зависит от личности режиссера. В этом фильме были сломаны многие барьеры, которые раньше не трогали. Например, в нем есть женский персонаж, отличающийся от всех прочих. Конечно, это не Чудо-женщина, но я думаю, что никогда раньше у нас не было такого остроумного и забавного романа, который возник между Артуром и Мерой. По крайней мере, во вселенной DC. И это несмотря на то, что они постоянно воюют. Это романтическая приключенческая история, которая очень отличается от других, которые вы когда-либо видели в DC. Это почти что реликт, напоминающий романтические истории 1980-х.

Справка «Известий»

Патрик Уилсон — американский актер и певец. Дважды был номинирован на премию «Золотой глобус».

В 1995 году окончил актерский факультет университета Carnegie Mellon (штат Пенсильвания). Начинал карьеру в театре, в кино дебютировал в 2001 году. Наибольшую известность Уилсону принес киномюзикл «Призрак оперы», где он сыграл графа Рауля де Шаньи. Фильмография включает более 40 картин, в том числе «Прометей», «Астрал», «Заклятие» и другие популярные ленты.

 

 

Прямой эфир

Загрузка...