Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Завершившийся в пятницу саммит ОПЕК+ стал, пожалуй, самым сложным за всё время существования расширенного формата картеля. Его участники долго не могли прийти к единому решению о квотах по сокращению нефтедобычи, при этом переговоры и вовсе могли завершиться отказом от сделки, о чем в четверг сообщил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих. Итоговое же соглашение — снизить добычу на 1,2 млн баррелей в сутки — не затронуло Иран, а потому оказалось менее амбициозным, чем решения двухлетней давности, когда картель и примкнувшие к нему государства договорились уменьшить предложение на 1,8 млн баррелей в сутки.

Впрочем, ключевая сложность — не в разногласиях среди стран ОПЕК+, а в изменившихся реалиях нефтяного рынка. Влиять на него участникам сделки сейчас сложнее, чем это было пару лет назад, когда сокращение нефтедобычи привело к постепенному повышению среднемесячных котировок Brent — с $52,6 в декабре 2016 года до $61,2 в декабре 2017-го и $73,4 в мае 2018-го, как следует из данных Всемирного банка.

Тогдашний рост цен был во многом связан с высокой дисциплиной исполнения соглашений, которые предписывали ОПЕК снизить суточную добычу на 1,2 млн баррелей, а примкнувшим к картелю государствам, в том числе России, — на 600 тыс. баррелей в сравнении с октябрем 2016 года. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), к декабрю 2017 года страны картеля снизили добычу на 1,18 млн баррелей в сутки, а остальные участники сделки — на 550 тыс. баррелей в сутки. Плавному повышению котировок поспособствовало и ускорение мирового экономического роста — с 2,5% в 2016 году до 3,2% в 2017-м, согласно данным Всемирного банка. Это позитивно отразилось на глобальном спросе на нефть, темпы прироста которого, по оценке МЭА, за тот же период увеличились с 1,2 до 1,6%.

В нынешнем же году поддержку котировкам оказали санкции в отношении Ирана, под влиянием которых иранский нефтяной экспорт за последние полгода в суточном выражении, согласно оценке Thomson Reuters, сократился в 3,5 раза — с 2,4 млн баррелей в мае до 700 тыс. баррелей в ноябре.

В последние пару месяцев эти факторы стали ослабевать. С одной стороны, участники сделки вслед за майским саммитом ОПЕК+ стали наращивать суточную добычу: согласно данным МЭА и российского Минэнерго, в период с мая по октябрь страны картеля увеличили ее на 1,3 млн баррелей (до 32,99 млн баррелей в сутки), а Россия — на 440 тыс. баррелей (до 11,41 млн баррелей в сутки).

С другой стороны, мягче ожиданий оказались санкции в отношении Ирана, который временно сохранил возможность экспортировать нефть восьми странам, в том числе Японии, Индии и Южной Корее. На этом фоне мировая экономика стала показывать признаки замедления: в октябре Международный валютный фонд пересмотрел июльский прогноз глобального прироста ВВП на 2018 и 2019 годы, в обоих случаях понизив его с 3,9 до 3,7%. Это, пусть и не сильно, отразится на нефтяном спросе: если в августе МЭА прогнозировало, что в 2018 и 2019 годах глобальное потребление нефти вырастет на 1,4 и 1,5% соответственно, то в ноябре Агентство понизило свой прогноз до 1,3 и 1,4%.

На котировки сейчас давит и продолжающийся рост нефтедобычи в США, за полгода увеличившейся почти на 1 млн баррелей в сутки — с 10,73 млн баррелей в мае до 11,7 млн баррелей в ноябре, как следует из данных американского Управления по энергетической информации (EIA). Впрочем, потенциал американской нефтяной отрасли пока ограничен слабостью экспортной инфраструктуры, связанной с длительным эмбарго на экспорт, действовавшим с 1975 по 2016 год. Нехватка мощностей для транспортировки нефти объясняет, почему в период с мая по ноябрь прирост экспорта в США (на 320 тыс. баррелей в сутки, согласно данным EIA) был в три раза более слабым, чем прирост добычи (на 970 тыс. баррелей в сутки).

Над решением этой проблемы сейчас работает ряд американских компаний (ExxonMobil, EPIC, Phillips 66 и др.), строящих сразу несколько нефтепроводов для поставок нефти с месторождений Пермианского бассейна Техаса к портам на побережье Мексиканского залива. По данным Bloomberg, к концу 2019 года мощность экспортных трубопроводов увеличится не менее чем на 2,1 млн баррелей в сутки, а к концу 2020-го — еще на 2 млн баррелей в сутки. При полной загрузке этих мощностей экспорт нефти из США увеличится в два с лишним раза в сравнении с нынешним уровнем (с 3,2 млн до 7,3 млн баррелей в сутки), приблизившись к показателям Саудовской Аравии (7,4 млн баррелей в сутки, согласно ноябрьским данным Thomson Reuters). Это, в конечном счете, может серьезно снизить влияние ОПЕК.

Правда, если такой сдвиг и произойдет, то лишь после 2020 года. А пока рынок будет оставаться восприимчивым к сокращению нефтедобычи участниками сделки, и потому новое соглашение позволит в ближайшие месяцы стабилизировать цены на уровне $60 за баррель. Тем самым страны ОПЕК+ получат временную передышку, за время которой им предстоит найти новые способы балансировки нефтяного рынка. Иначе прошедший саммит станет рубежом, отделяющим цены от снижения до более низких уровней.

Автор — экономист

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир