Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Авто
Число предложений японских авто с пробегом в РФ сократилось на треть
Экономика
Пополнение «Киви-кошелька» с телефона стало недоступно
Мир
Лавров назвал БРИКС одной из опор многополярного мира
Мир
Военный эксперт назвал причины краха ВСУ на фронте
Культура
Группа «Любэ» на своем юбилейном концерте исполнит песню ST «Дай ему сил»
Экономика
СМИ узнали о планах Danone продать бизнес в РФ компании из Татарстана
Общество
Президент Белоруссии Александр Лукашенко прибыл в Казань
Общество
Умер военный блогер Андрей Морозов
Происшествия
ФСБ задержала жителя Читы по подозрению в госизмене
Политика
Лавров рассказал о возможности восстановления отношений с Евросоюзом
Мир
Bloomberg указало на ухудшение настроений в Киеве на фоне успехов ВС РФ
Армия
Путин вручил госнаграды воинским частям Воздушно-космических сил
Общество
Бывшего главаря ОПГ задержали в Петербурге спустя 27 лет после убийств
Армия
Путин назвал героическими действия военных для перелома на сложных участках фронта
Мир
В МИД России не увидели заинтересованности США в мире на Украине

От нашего Рима к вашему: Третьяковка привезла свои шедевры в Ватикан

Экспозиция в Соборе Святого Петра охватывает шесть веков русского искусства
0
Фото: TASS/EPA/ALESSANDRO DI MEO
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Третьяковская галерея представила в Ватикане выставку «Русский путь: от Дионисия до Малевича» — ответ на экспозицию «Roma Aeterna: Сокровища пинакотеки Ватикана», открывшуюся в 2016 году в Третьяковке и вызвавшую тогда настоящий ажиотаж: всю зиму к Инженерному корпусу стояли очереди. Будет ли такой же интерес в Риме — предсказать сложно. Но и по набору работ, и по кураторской концепции это художественное высказывание получилось не менее сильным.

Принципиальная договоренность об обменных выставках была достигнута в 2013 году на исторической первой встрече президента Владимира Путина и папы Франциска I. Чуть позже выяснилось, что Россию в этом музейно-государственном диалоге будет представлять Третьяковка, а не, скажем, Эрмитаж, для которого итальянская живопись роднее — именно потому, что ответным шагом должна была стать демонстрация русского искусства. Когда было найдено финансирование (его обеспечил благотворительный фонд «Искусство, наука и спорт») и определен главный куратор (Аркадий Ипполитов из Эрмитажа), образ проекта стал вырисовываться более конкретно.

Было решено показать в Ватикане не просто полсотни шедевров, охватывающих период от XV до XX веков, но с их помощью рассказать о русском духе и духовности, провести итальянцев и туристов по нашей истории и этапам искусства. Идея дороги, а, может, даже крестного хода здесь подсказана самим пространством: крыло Карла Великого — часть архитектурного комплекса храма Святого Петра, построенная Джованни Лоренцо Бернини в XVII веке и представляющая собой узкую поднимающуюся галерею. Таким образом, для зрителя осмотр выставки оказывается в буквальном смысле восхождением к храму.

И начинается оно, как и заявлено в названии, с Дионисия. «Распятие» — далеко не единственная великая икона из собрания Третьяковской галереи на выставке. С ней соседствуют «Святая Троица» Паисия, новгородский триптих XV века «Спас на престоле» / «Богоматерь» / «Иоанн Предтеча» и другие шедевры древнерусского искусства. Поднимаясь дальше, зритель оказывается перед картинами передвижников. Но и они «срифмованы» с иконами.

Например, «Всюду жизнь» Николая Ярошенко оказывается рядом с «Богоматерью Киккской» Симона Ушакова — и мы замечаем, что головы персонажей, кормящих птиц из-за решетки, наклонены так же, как и у Богородицы на иконе. Причем единственная женская фигура кажется чуть ли не буквальной аллюзией на Деву Марию. Не менее неожиданная пара — «Неутешное горе» Ивана Крамского и «Спас Нерукотворный. Не рыдай Мене, Мати» XVII века. Здесь пересечение не только в экспрессии образа матери, оплакивающей ребенка, но даже в деталях: в руках у Богородицы на иконе — белый платочек, как и у героини Крамского.

Это заставляет по-новому взглянуть на произведения, знакомые с детства. Причем параллели не выглядят натяжкой, но раскрывают религиозную основу искусства передвижников, которую в советские годы упорно не замечали. Так, например, картина Ильи Репина «Перед исповедью» до недавнего времени всем была известна как «Отказ от исповеди», пока ей не вернули авторское название. И сразу образ народовольца, затравленно поднимающего взор на священника, обрел иной смысл. Даже «Крестный ход в Курской губернии» того же автора сегодня читается иначе. Что и говорить о пейзаже Левитана «Над вечным покоем» (все эти знаковые работы в Ватикан тоже привезли).

Финальная часть экспозиции посвящена авангарду, и наряду с «Купанием красного коня» Кузьмы Петрова-Водкина, дерзко сопоставленным с изображением Георгия Победоносца («Чудо Георгия о змие» XVI века), «Вводом в мировой расцвет» Павла Филонова и «Демоном сидящим» Михаила Врубеля, здесь представлен «Черный квадрат» Малевича (авторское повторение 1929 года). И взгляд о него спотыкается.

Известно, что оригинальный «Черный квадрат» в 1915 году висел на выставке футуристов «0.10» в красном углу, как икона. И сегодня зритель ждет, что этот великий манифест окажется финальной точкой экспозиции, озаглавленной «От Дионисия до Малевича». Но — нет.

— Моей принципиальной позицией было, что «Черный квадрат» не должен быть в конце. Русский путь на нем не заканчивается, — пояснила «Известиям» гендиректор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

Это действительно точка, символически поставленная после иконы «Страшный суд». Обнуление. Может, даже метафора небытия, пустоты. Но после нее следует иное — образы Мадонны-матери (Дейнека, Петров-Водкин, «Владимирская Богоматерь»), а в финале восхождения — Богоматерь на троне, на фоне храма («О Тебе радуется» XVI века) — кульминация светлого начала.

Прямой эфир