Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Единственный: в «Ленкоме» простились с Николаем Караченцовым

Отдать последний долг артисту пришли его коллеги и многочисленные поклонники
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последнюю дань уважения актеру отдали министр культуры Владимир Мединский, актеры Александр Ширвиндт, Вениамин Смехов и Валерий Баринов, композитор Максим Дунаевский, певица Алла Пугачева, коллеги по «Ленкому» — Александр Збруев, Инна Чурикова, Александра Захарова, Дмитрий Певцов и, конечно, многочисленные поклонники. Подробности — в материале «Известий».

Поклониться до земли

Люди терпеливо ждали своей очереди на улице, несмотря на холодный ветер. Те же, кто спешил, возлагали цветы прямо у театра под афишами. Пройдя в зал и разместив букеты у гроба актера, многие старались задержаться, мысленно сказать артисту спасибо, поблагодарить за те прекрасные и счастливые моменты, которые он подарил миллионам. Некоторые не могли сдержать слез.

Проводить Караченцова пришли не только зрители старшего поколения, но и молодые люди с детьми. И, конечно, в «Ленкоме» было множество представителей театрального сообщества. Председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин, выразив соболезнования родственникам и возложив букет алых роз, долго стоял у гроба, будто мысленно говорил с умершим о чем-то важном. 

У каждого пришедшего был свой Караченцов. Для одних — ветреный Тиль из одноименного спектакля, для других — герой из «Старшего сына», а кто-то благодарил артиста за «Человека с бульвара Капуцинов». Но почти все отмечали, что самым большим потрясением для них стал граф Резанов из «Юноны и Авось».

Дмитрий Певцов, которому предстоит вечером выйти на сцену «Ленкома» в роли графа Резанова, сообщил, что ему присылают письма с просьбой поклониться Караченцову.

— Так получилось, что люди со всей земли пишут мне, чтобы я поклонился от них. Это и сделаю, — сказал он и поклонился до земли. 

Художественный руководитель театра Марк Захаров вспомнил, что Николай Караченцов первым предложил уйти от пафосного официального названия театра — «имени Ленинского комсомола» — в пользу народного: «Ленком».

— Помню, когда пришел в театр, то увидел смуглого подвижного мальчика, на которого я сразу возложил определенные надежды, — поделился народный артист СССР. — Но я даже предположить не мог, что из него вырастет человек, которого можно назвать «артист Божьей милостью». Дорогой Николай Петрович, не знаю, слышите ли вы меня, но знайте — вы благородный, великий человек. Вы останетесь в нашей истории и примкнете к плеяде корифеев — Леонову, Янковскому, Абдулову, Пельтцер, Броневому…

У многих знаменитостей, которые пришли отдать последний долг артисту, были связаны с ним свои истории. Инна Чурикова поделилась с «Известиями» воспоминанием о работе с Караченцовым.

— Коля — уникальная личность. С распростертыми чувствами и сердцем к людям, — рассказала народная артистка СССР. — Он был с обнаженной душой. Достойный, талантливый, удивительный партнер. Мы во многих пьесах играли вместе. И это было наслаждение. Наши сыновья родились практически в одно и то же время. Мальчики дружили. Мы часто собирались семьями. И сейчас я не могу сказать — «он был», «он жил». Для меня Коля — есть, живет, дорогой, цельный, единственный и уникальный человек.

«Он уходил очень легко»

Несмотря на тяжелое состояние, в котором Караченцов пребывал после аварии, все запомнили его спортивным, полным сил. Народный артист РФ Константин Райкин в разговоре с корреспондентом «Известий» рассказал, как однажды актер поразил всех акробатическими способностями.

— Коля всегда был образцом идеальной физической формы, — отметил худрук «Сатирикона». — Однажды режиссер Геннадий Полока на праздновании своего юбилея в Доме кино предложил Коле: «А ты можешь прямо здесь, на сцене, сделать фляк?» Николай ответил: «Конечно». И сделал. Не просто кувырок, а фляк — довольно сложный акробатический элемент. А ему уже было за 50, и пришел он не в спортивной форме, а в строгом костюме-тройке. Караченцов был атлет... 

Наплыв людей в «Ленкоме» был такой, что проститься успели не все. Когда началась панихида, вдова Николая Петровича Людмила Поргина, простоявшая у гроба почти всё утро, присела отдохнуть. А затем, выйдя к микрофону, обратилась к людям:

— Дорогие мои, поклонники, коллеги, он просил вас всех не плакать. Он уходил очень легко и свободно. Он уходил в мир иной с любовью и оставляет эту любовь для нас.

Провожали народного артиста продолжительными овациями. По перекрытой Большой Дмитровке траурный кортеж отправился в Брюсов переулок к храму Воскресения Словущего, где патриарх Кирилл провел отпевание, а затем — на Троекуровское кладбище. Там и закончилось последнее путешествие графа Резанова…

Справка «Известий»

Николай Караченцов (27 октября 1944 — 26 октября 2018) окончил Школу-студию МХАТ. Был распределен в Театр имени Ленинского комсомола (ныне — «Ленком»). Играл в спектаклях Анатолия Эфроса «104 страницы про любовь», «Мой бедный Марат». После прихода Марка Захарова в качестве худрука получил главную роль в его постановке «Тиль» по пьесе Григория Горина. Всенародную любовь артисту принесла рок-опера «Юнона и Авось», где он сыграл графа Резанова. Также активно снимался в кино («Старший сын», «Собака на сене», «Человек с бульвара Капуцинов») и телесериалах («Петербургские тайны», «Королева Марго», «Досье детектива Дубровского», «Тайны дворцовых переворотов»). Творческую деятельность прекратил после автомобильной аварии в 2005 году. Народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии России. 

 

Прямой эфир