Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несмотря на заверения Анкары об успехе в отводе тяжелых вооружений от преполагаемой буферной зоны, вопрос размежевания террористов от умеренной оппозиции все еще остается открытым. Это можно объяснить тем, что на протяжении последних нескольких лет в провинции скапливались боевики различных отрядов, в том числе и прибывших из других зон деэскалации, зачищенных сирийской армией. После соглашения, достигнутого в Сочи Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом, прошло слишком мало времени (меньше месяца), чтобы Анкара смогла качественно выполнить свои обязательства.

В то же время Москва с пониманием относится к сложившейся ситуации. Министр иностранных дел Сергей Лавров отметил, что процесс турецкими партнерами ведется поступательно, и заявил, что упор в первую очередь нужно сделать как раз на качество. Успеют ли турецкие власти вовремя выполнить все условия соглашения с Россией или задержатся на день-два, не сыграет большой роли.

Обеим сторонам сочинское соглашение было выгодно. Турция взяла на себя обязательства — договориться с боевиками о прекращении военных действий. С нашей стороны последовал отказ от наступательных действий сирийской армии при поддержке российских ВКС. И это было своеобразным обменом при встрече двух лидеров 17 сентября.

Тем не менее, даже учитывая предполагаемую соглашением отсрочку до конца года, которая дана Анкаре для окончательного выполнения всех условий, Москва и Дамаск не готовы терпеть слишком долго. Россия и Сирия выполнили свои обязательства, Турция, в свою очередь, намерена сделать все возможное, чтобы нормализовать обстановку в Идлибе. Однако пока не все радикалы сложили оружие, а группировки все еще сохраняют свои боевые структуры. Если серьезный для Москвы прогресс не будет ощущаться, то ВС Сирии и ВКС России предпримут наступательные действия на последний крупный анклав боевиков, оставшийся на территории арабской республики.

С другой стороны, у Анкары есть свои причины затягивать выполнение сочинских обязательств. Для Турции это своего рода буферная зона и от правительственных сил, и от курдских формирований. Эти территории активно осваиваются, туда вводятся подразделения турецких вооруженных сил и строится как военная, так и гражданская инфраструктура. Реджеп Эрдоган заключил соглашение, чтобы предотвратить боевые действия в Идлибе, способные спровоцировать новую волну беженцев, от которых Турция уже несколько лет задыхается. Одновременно с этим, будучи одной из стран — гарантов астанинского процесса, Анкара своими действиями дала сигнал западным игрокам, что не будет по умолчанию соглашаться со всеми предложениями Москвы. Наоборот, у нее есть позиция, близкая евроатлантическим партнерам. Такими шагами Турция рассчитывает закрепить за собой позицию медиатора между «Астаной» и «малой группой» и, соответственно, играть более серьезную роль в урегулировании сирийского кризиса на дипломатическом уровне.

Тишина в Идлибе, пусть и временная, помогает сконцентрироваться на более важных темах поствоенного урегулирования. Речь в первую очередь идет о формировании конституционной комиссии. Ситуация в Идлибе не должна влиять сегодня на этот процесс. Создание комитета, который будет разрабатывать новую сирийскую конституцию, — одна из основ мирного разрешения конфликта. Также это один из немногих пунктов сирийского досье, по поводу которого у всех основных игроков сложился консенсус. Комиссия уже практически сформирована, в связи с этим рано или поздно Москва и Дамаск четко поставят перед Анкарой вопрос, насколько она справилась со своими обязательствами. Если нет, то могут заговорить пушки.

Автор — представитель Совета Федерации от Рязанской области

Прямой эфир

Загрузка...