Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Не собираюсь опускать руки и сдаваться»

Российский пилот «Уильямс» Сергей Сироткин — о противостоянии с собственным болидом, росте популярности «Формулы-1», своей лучшей гонке и цели закончить институт
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Москвич Сергей Сироткин в начале 2018 года подписал контракт с «Уильямс» и стал третьим российским пилотом в истории «Формулы-1». Путь гонщика от юниорских чемпионатов до главной гоночной серии мира был непростым. В 2013-м появилась информация, что Сергей Сироткин станет основным пилотом «Заубера», а российские инвесторы вложат гигансткие средства в развитие швейцарской команды. В ее составе пилот впервые сел за руль болида «Формулы-1» и получил суперлицензию, приняв участие в тестовой сессии в Бахрейне. Но дальнейшее сотрудничество с «Заубером» не сложилось: мощных спонсоров у гонщика не нашлось, и дебют в «королевских гонках» пришлось отложить. Россиянин продолжил успешно выступать в мировой серии «Рено», а затем в GP-2. В 2017 году Сергею Сироткину поступило предложение стать тест-пилотом команды «Формулы-1» «Рено», а спустя год ему все-таки удалось реализовать свою мечту. Британская конюшня «Уильямс» выбирала между ним и опытным поляком Робертом Кубицей и после серии сравнительных тестов в Абу-Даби сделала выбор в пользу россиянина. 

Первый сезон Сергея Сироткина в «Уильямс» получился смазанным. За 16 этапов он набрал всего одно очко, а его партнер по команде Лэнс Стролл — заработал шесть баллов. В интервью «Известиям» российский пилот объяснил причину своих слабых результатов и поделился впечатлениями от дебюта на Гран-при России.

— Вы помните, как начиналась ваша карьера?

— Я был фанатом «Формулы-1» с самого раннего возраста. В пять лет уже не пропускал ни одной гонки и мне очень хотелось заняться картингом. Мы поехали с родителями отдыхать в Испанию и там, рядом с нашим отелем, случайно оказалась картинговая трасса. Спустя несколько дней я упросил отца отвести меня туда и попробовать. С того момента всё и началось.

— Какую гонку можно сейчас назвать самой удачной в вашей карьере?

— Наверное, это моя победа в серии GP-2 в Хоккенхайме в 2016 году, где мне удалось сделать несколько хороших обгонов. При этом я надеюсь, что мои главные гонки еще впереди и они будут в «Формуле-1».

— В первом сезоне в «королевских гонках» болельщики и специалисты ждали от вас совершенно других результатов...

— Я тоже ждал других результатов. Перед началом сезона мы все рассчитывали, что машина должна позволить бороться за топ-5. Мы реально планировали быть рядом с «Форс Индией». Никто и представить не мог, что мы окажемся там, где оказались. Но я доволен той работой, которую мы проделали, осознав, что у нас самая медленная машина в чемпионате. Хотя психологически осознавать это всем очень тяжело.

— На Гран-при России вы заняли 18-е место. Что пошло не так? 

—  Это была трудная гонка.  Возможно, самая сложная в сезоне. Учитывая наши позиции и темп, мы могли заработать очки, но уже со старта всё пошло не так. Я постоянно оказывался в сложной ситуации с трафиком. Плюс боролся с напарником, с ним тоже был контакт. Как я понимаю, он немного ошибся. Мы оказались в этой ситуации на самой необгонной трассе сезона. Я ничего не мог сделать, и это было очень больно, если честно.

— Можете отметить какие-то позитивные моменты выступления в Сочи?

— Мы неплохо справлялись со всей работой начиная с пятничных практик. Даже в самой гонке было несколько очень сильных моментов, но ни один из них, я уверен, не попал ни в ТВ-трансляцию, ни в другие отчеты СМИ. Все обратят внимание только на результат, который вновь разочаровал. Поэтому хочется быстрее забыть этот этап и скорее вернуться к работе на трассе в Японии (следующий гоночный уикенд пройдет на трассе Сузука с 5 по 7 октября. — «Известия»).

— У команды остались какие-то задачи в оставшихся пяти гонках?

— Все думают уже о следующем сезоне. Дальнейшее развитие болида будет, но оно будет нацелено уже на следующий год, а не на серьезное исправление сложившейся ситуации.

— Не обидно замыкать личный зачет?

— Обидно, но у этого много причин, и я не собираюсь опускать руки и сдаваться. Надеюсь, впереди у меня еще будут гонки, где я смогу в полной мере проявить себя в «Формуле-1».

— Были удивлены своей популярностью у россиян?

— Если честно, я был поражен вниманием со стороны болельщиков. За несколько дней в Сочи мне удалось встретить много фанатов, которые глубоко разбираются в автоспорте и искренне поддерживают меня. Это дорогого стоит. Мне было очень приятно, я получил много позитивной энергии.

— Активностей в Сочи было больше, чем на других этапах?

— Безусловно, в разы. Все было расписано по минутам. Например, в четверг у меня было два 20-минутных перерыва. Остальное время я работал с болельщиками, спонсорами, командой.

— Ваш английский стал увереннее после перехода в «Формулу-1»?

— Во всех предыдущих гоночных сериях я тоже общался на английском, поэтому никаких проблем с языком после перехода в «Формулу-1» у меня не было.

— Вы продолжаете обучение в МАДИ. Тяжело совмещать учебу со спортом?

— Очень. Но преподаватели идут навстречу, за что я им очень благодарен. Я поставил себе задачу закончить магистратуру МАДИ. И надеюсь, что справлюсь с ней.

— В выходные было официально объявлено о возвращении Даниила Квята в «Торо Россо». Уже поздравили его?

— Я рад за Даню. Он, безусловно, заслужил получить еще один шанс в «Формуле-1». У него есть большой талант и природная скорость. Постараюсь лично поздравить его в ближайшее время.

— В следующем сезоне в «Формуле-1» впервые может появиться два российских основных пилота. Да и Артем Маркелов имеет шансы получить повышение в классе. С чем это связано, по вашему мнению?

— У нас очень активно развивается автоспорт, есть программа поддержки пилотов SMP Racing, участником которой я являюсь. Появилась своя трасса в «Формуле-1», подрастает много молодежи, так что участие российских гонщиков в лучших сериях мира был лишь вопросом времени.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир

Загрузка...