Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Междисциплинарность — один из главных трендов в науке, образовательной сфере, социальных процессах. Например, такое словосочетание, как «цифровая экономика», стало уже привычным, хотя за ним стоит слияние двух разных миров. Подобное явление из мира искусства — Science-art («научное искусство») — тоже соединяет, казалось бы, несоединимое: строгое знание и свободу воображения. И произведения здесь рождаются, как правило, из взаимодействия художников с учеными. Но процесс совместной работы идейно обогащает и тех и других.

В чем польза для художника — понятно: научное мировоззрение дает огромное поле для творческого эксперимента, а современные технологии — искусственные нейронные сети, блокчейн, робототехника — становятся инструментами нового художественного языка. При этом без помощи самих ученых, инженеров люди искусства здесь, как правило, обойтись не могут. Специалисты из крупных научно-исследовательских институтов помогают художникам не только воплотить их замысел, но и сформировать его.

Однако есть в таком взаимодействии польза и для научных сотрудников. Когда к ним приходит человек, мыслящий в другой парадигме, предлагающий свежий взгляд на какие-то привычные вещи, задающий вопросы и подвергающий сомнению то, что казалось прежде очевидным, это заставляет ученых выйти из своей «скорлупы» и взглянуть на собственную работу по-новому. Коллаборации в сфере Science-art дают им зону свободного эксперимента, возможность опробовать самые смелые идеи.

Важно уточнить, что задача художника здесь — не просто проиллюстрировать уже созданное, «упаковав» это в эффектную визуальную оболочку. Актуальный художник осмысляет всё критически. Он хочет понять, каким будет наше будущее, какие опасности и сложности сулят нам новые технологические прорывы? Это благо для нас или не совсем? В центре science-art — философские вопросы, и ответ на них дается языком искусства.

Надо сказать, традиция такого междисциплинарного взаимодействия появилась не вчера. Вспомнить хотя бы ученых-художников Возрождения, работу Bell Labs с американскими авангардистами в 1960-х годах и родственный советский проект — СКБ «Прометей». Основанное в 1962 году в Казани студенческое конструкторское бюро занималось экспериментами в области дизайна, световой архитектуры, светомузыки. На самом деле между «физиками» и «лириками» гораздо больше общего, чем кажется: их объединяет исследовательское любопытство, взгляд в будущее, стремление к истине. И российские художники здесь идут в ногу с зарубежными, ничуть от них не отставая. Да и отечественные культурные институции проявляют интерес к этому жанру.

На этой неделе в Московском музее современного искусства открывается выставка Daemons in the Machine («Демоны в машине»), посвященная художественному осмыслению искусственного интеллекта и цифровых процессов. Большая часть работ, созданных для проекта Laboratoria Art&Science художниками из России, Великобритании, Австрии, Австралии и Франции совместно с учеными из Курчатовского института, «Лаборатории Касперского» и IPavlov в МФТИ, будет показана публике впервые. Такие проекты дают основания полагать, что Science-art для нашей страны уже не чуждое явление, и в дальнейшем оно будет развиваться все активнее.

Хотя, конечно, препятствий немало. Science-art — явление сложное и в организации, и в производстве, поэтому во всем мире его пока немного, и оно остается в основном некоммерческим. Коллекционеры его покупают редко, а музеи побаиваются включать в свои коллекции — в первую очередь, из-за технических особенностей. Понятно, что крупные институции только учатся работать с этим.

Но хотя кому-то такое слияние искусства с наукой и технологиями может показаться нарушением канонов, это неизбежный процесс. Science-art сейчас проходит тот же путь, что уже прошел видеоарт. Раньше говорили: «Экранные медиа — это что-то новое, непривычное». А в наши дни это мейнстрим, который никого не удивляет. Видеоарт покупают коллекционеры, а музеи целенаправленно формируют коллекции (например, недавно свое собрание видеоарта представил ГМИИ им. Пушкина). Совсем скоро та же судьба ждет и Science-art.

Мы уже необратимо включены в глобальный технологический процесс современности. Рефлексируя на эту тему, художники создают новые мифы и новые миры. И сегодня мы имеем возможность заглянуть в этот новый мир.

Автор — искусствовед, куратор международных выставок

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир