Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Санкции за оружие: смогут ли США наказать Китай
2018-09-26 19:07:52">
2018-09-26 19:07:52
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

США ввели санкции против департамента разработки вооружений минобороны КНР и его руководителя Ли Шаньфу за закупку вооружений в России. Решение принято в соответствии с законом CAATSA («O противодействии противникам Америки посредством санкций»). «Известия» разбирают историю и возможные последствия.

Между Вашингтоном и Москвой

Если военно-техническое сотрудничество Китая с Россией и США представлять в виде графика, то можно будет заметить две волны с противоположными друг другу параметрами: пики ВТС Пекина и Москвы приходятся на 1950-е и 1990–2000-е годы, тогда как активизация сотрудничества с США и Западом в целом пришлась ровно между этими двумя всплесками — на 1970–1980-е годы.

Тогдашняя внезапная любовь коммунистического Китая с лидерами «свободного мира» объяснялась достаточно прагматично: администрации США и ряда других стран считали целесообразным поддержать Пекин в его противостоянии с Москвой. Собственно, этот период начался после визита Никсона в КНР в 1972 году.

Основу сотрудничества составила передача Китаю ряда ключевых технологий — прямых закупок западной техники всё же не было. Знакомство с американскими, британскими и другими достижениями позволило Китаю продвинуться в ряде важнейших отраслей — от разработки боевых самолетов и авиадвигателей до развития бронетехники и стрелкового оружия.

Китайский многоцелевой истребитель четвёртого поколения J-10

Китайский многоцелевой истребитель четвертого поколения J-10

Фото: commons.wikimedia.org

«Любовь», впрочем, продлилась не слишком долго, и после известных событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году военное сотрудничество Китая с Западом быстро сошло на нет. Это не помешало КНР в следующие два десятилетия стать «мастерской мира» и ключевым производителем едва ли не в большинстве отраслей, но военными технологиями Запад с Пекином делиться перестал.

В этих условиях, на фоне распада СССР, вновь улучшились отношения Пекина и Москвы, и с начала 1990-х годов объемы сотрудничества РФ и Китая в военной сфере росли — в начале 2000-х Китай, наряду с Индией, стал одним из двух основных покупателей российского вооружения.

Российские специалисты также поучаствовали в доводке ряда проектов западного происхождения. В частности, одним из таких гибридов стал истребитель J-10, прототипом которого был израильский проект «Лави», проданный Китаю. В КНР машина в итоге пошла в серию, получив российский двигатель АЛ-31Ф (такие же ставятся на Су-27 и их модификации), российский радар и ряд других систем.

Как и в 1950-е, сотрудничество велось почти по всем отраслям, за исключением разве что ядерного оружейного комплекса. Правда удельный вес техники разных родов войск изменился: Китай интересовался в первую очередь  технологиями в сфере авиакосмоса и ПВО, затем военно-морскими, тогда как в период советско-китайской дружбы гораздо больший удельный вес имели поставки и налаживание производства техники сухопутных войск.

Российский турбореактивный двигатель АЛ-31Ф

Российский турбореактивный двигатель АЛ-31Ф

Фото: commons.wikimedia.org/Vitaly V. Kuzmin

В 2000-х годах, освоив собственное производство ряда новых образцов, включая копии Су-27 и Су-30, авиадвигатели нового поколения, строительство современных боевых кораблей и производство вооружений, Китай постепенно сокращает закупки техники в России, однако затем вновь упирается в ранее уже встававший перед ним барьер. Блестяще освоенный реверс-инжиниринг и создание собственных копий в КНР очень часто не получает развития в виде создания собственных образцов нового поколения. Так было и в XX веке, когда развитие китайского авиапрома к 1990-м годам застыло на уровне СССР 1960-х с некоторыми вкраплениями западной технологии 1970-х, так произошло и в новом веке, когда, освоив производство собственных версий истребителей Су-27 и зенитных ракетных систем С-300, Китай оказался перед необходимостью обращаться за помощью для следующего шага.

Среди прочего, таким шагом стала закупка ЗРС С-400 и истребителей Су-35С. 

Новое время

Очередной виток активизации сотрудничества Москвы и Пекина на сей раз совпал с углублением противоречий между Москвой и Вашингтоном, и в США решили: раз уж так, использовать недавно принятый закон CAATSA.

При этом, как сообщают источники в американской администрации, главной целью санкций является именно Россия. «Основная цель этих санкций — Россия. Санкции CAATSA в этом контексте не направлены на подрыв оборонных способностей какой-либо (третьей) страны», — сообщил источник в Госдепартаменте США агентству Reuters. По словам источника, основные потери в результате новых санкций понесут только российские власти из-за совершенных ими ранее «злонамеренных действий».

Китайский зенитно-ракетный комплекс HQ-9

Фото: mod.gov.cn

Для Китая ситуация, очевидно, не меняется — военное ведомство КНР, включая и департамент разработки, и раньше не пользовалось в Вашингтоне особой благосклонностью. Тем не менее в Китае довольно агрессивно отреагировали на новые санкции, даже несмотря на «успокаивающие» заявления источника. Пекин справедливо оценил происходящее как очередную попытку диктата со стороны Вашингтона и назвал санкции грубым нарушением международного права.

Представитель МИД Китая Гэн Шуан отметил, что сотрудничество Китая с Россией, в том числе военно-техническое, осуществляется в соответствии с нормами международного права и не направлено против третьих стран.

С российско-китайским сотрудничеством в этой связи всё относительно понятно, однако вопросы могут возникнуть в ряде других случаев, начиная с Индии. В некоторых случаях американское давление уже привело к срыву ряда готовившихся (и даже подготовленных) сделок, особенно со странами Персидского залива. Вряд ли США удастся таким образом «продавить» все страны — но мировой рынок оружия и военных технологий, судя по всему, в ближайшие годы ждет серьезная поляризация на, условно говоря, «красный» и «синий» лагеря. 

Впрочем, ничего принципиально нового.

 

Загрузка...