Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Долгий путь к свободе: как Сирия обретала независимость
2018-09-25 15:32:21">
2018-09-25 15:32:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Конец сентября — особое время в истории Сирии. Сто лет назад, в последних числах сентября 1918 года, Дамаск был освобожден арабскими повстанцами от власти Османской империи, страна на несколько лет обрела долгожданный суверенитет, но вмешательство европейских держав помешало обрести ей свободу. И лишь 27 сентября 1941 года Сирия действительно получила независимость, пусть на ее территории еще оставались французские войска. «Известия» вспомнили о тернистом пути Сирии к государственному суверенитету, в котором кроются многие сегодняшние проблемы многострадальной страны.

Шлейф великих культур

Но прежде чем говорить о ХХ веке, необходимо, хотя бы вкратце, вспомнить о более ранних временах.

Перекресток трех континентов, где смешивались, обогащая друг друга представители разных культур, с древнейших времен был в авангарде прогресса человечества. Считается, что именно здесь ранее всего был приручен скот — согласно последним данным, всё поголовье современных европейских буренок имеет гены, схожие с теми, которые обнаружены в костях особей, найденных при раскопках в Сирии. Здесь же обнаружены самые ранние на сегодня следы культурного земледелия, а глиняные клинописные таблички из знаменитой библиотеки Эблы считаются одними из древнейших в мире письменных памятников.

Руины южного района Эблы

Руины южного района Эблы

Фото: commons.wikimedia.org/Mappo

Уже в IV тысячелетии до н.э. здесь существуют огромные дворцово-храмовые хозяйства — предтеча современных государств. За эти земли хетты воевали с египтянами, их захватывали арамеи, вавилоняне, ассирийцы, персы, эллины с македонянами, римляне. Каждый из завоевателей приносил что-то свое, дополняя традиции более ранних цивилизаций.

В многолюдных сирийских городах процветали ремесла, через них шла бурная торговля, особенно в эллинистическое и римское время. На рубеже новой эры Антиохия считалась третьим городом Средиземноморья после Рима и Александрии. Важными центрами были Селевкия, Лаодикея, Ороп, Апамея, Пальмира и т.д. Считается, что только Селевк I Никатор основал здесь 75 новых городов. Население Сирии этнически было достаточно разнообразным — от кочевников-семитов, живших здесь еще с IV тысячелетия и даже ранее, до финикийцев и эллинизованных городских слоев государства Селевкидов.

В это время, в первых веках до н.э., греческий язык и культура стали преобладающими в городской торговой среде, не изменилась эта ситуация в римское, а потом и в византийское время. Кстати, и само название «Сирия» имеет греческое происхождение и, видимо, связано с некогда существовавшей Ассирийской державой. Постепенно эти термины смешались, но в римское время снова происходит разделение понятий — Северная Месопотамия, населенная персами, именуется Ассирией, а вся область к западу, то есть не только современная Сирия, но и современные Палестина, Иордания, Ливан, Израиль и часть Турции, именуется Великой Сирией, или Левантом. Никакого деления между странами внутри этой общности до XX века не существовало.

Здание древнего театра в Пальмире, Сирия

Фото: Global Look Press/Svarc, P.

В начале первых веков нашей эры на землях Сирии распространилось христианство, постепенно потеснившее эллинское язычество, митраизм, зороастризм и другие распространенные культы. В Антиохии даже был учрежден свой патриархат, согласно диптиху поныне почитаемый третьим в православном мире, после Константинопольского и Александрийского.

Как часть Византийской империи Сирия жила до VII века — времени появления здесь кочевников-арабов. В 636 году их войско сошлось в отчаянной битве у реки Ярмук с императорской армией, состоявшей из греков, армян и сирийских кочевников-бедуинов. Византийцы потерпели поражение.

Захватчики были так впечатлены богатством и красотой сирийских городов, что сделали Дамаск столицей халифата, простиравшегося от пиренейских гор на западе до Тибета на востоке. Официальным языком стал арабский, но большая часть населения по-прежнему использовала арамейский и греческий. Жизнь людей, торговые и промышленные связи, ремесло и культура практически не изменились, особенно в городах. Многие жители региона по-прежнему исповедовали христианство и другие традиционные для этих земель религии.

Кстати, именно в это время за счет смешения с местными культами в исламе появляется много ответвлений и течений, некоторые из них существуют по сей день, например, исмаилиты, алавиты, друзы и т.д.

В XII веке Сирия была захвачена крестоносцами, здесь возникло несколько католических государств. На два столетия страна превратилась в арену боев христианских рыцарей с воинами ислама. Кстати, знаменитый полководец и основатель египетской династии Аюбидов Саладдин (правильнее Салах-ад-Дин Юсуф Ибн Айюб) был курдом, а элиту его войска составляли соплеменники. Именно при Аюбидах воинам-курдам были предоставлены земли в районе Дамаска и северной Анатолии, где они жили на условиях самоуправления. До XV века Сирия будет находиться под властью египетских правителей — Аюбидов, а потом мамлюков. В начале XVI века Сирия, а потом и Египет были завоеваны турками и вошли в состав Османской империи.

Знаменитый полководец и основатель египетской династии Аюбидов Саладдин

Знаменитый полководец и основатель египетской династии Аюбидов Саладдин

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Конечно, древние цивилизации ушли в прошлое, но они оставили явственный шлейф из культурных традиций, торговых связей и ремесленных навыков. Особенно если речь идет о городах, население которых менялось незначительно. Великая Сирия (или Левант) всегда входила в круг средиземноморской культуры, и даже когда эти земли были захвачены арабами, а потом турками-османами, регион не терял привычных связей, оставаясь связующим звеном между востоком и западом.

Еще одним важным наследием сложной истории стало религиозное и этническое разнообразие региона. В Сирии живут православные и ариане, сохранившие самобытность со времен Византии, католики марониты как память об эпохе крестоносцев и, конечно, представители разных ветвей ислама от традиционных суннитов, до довольно экзотических шиитских течений — исмаилитов, алавитов и друзов. Поселившиеся в этих местах еще в Средние века курды и турки-огузы (торкоманы) дополняют пеструю картину.

Казус Версаля

В османское время Сирия довольно быстро снова становится центром ремесла и торговли. Города процветают, особенно Бейрут и Халеп (Алеппо), через Сирию идет бурная торговля между Азией и Европой. С XIX века в городах всё сильнее проявляется европейское влияние, возникают фактории, а потом филиалы сначала английских, а потом в основном французских фирм. Британские интересы в Восточном Средиземноморье были сосредоточены вокруг Суэцкого канала и Египта, посему Сирию они были готовы «уступить» союзнику.

После Крымской войны, когда французы и англичане буквально спасли султана, положение европейских стран в Восточном Средиземноморье укрепилось. К тому же французские банки предоставили Османской империи крупные займы. Французские компании получили многочисленные концессии, стали вкладывать средства в сирийские порты, железные и автомобильные дороги, в городах возникла французская диаспора. Многие обеспеченные сирийские семьи стали отправлять своих детей на учебу в европейские университеты.

Офицер британской разведки Томас Эдвард Лоуренс

Офицер британской разведки Томас Эдвард Лоуренс

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Пожалуй, городское население Великой Сирии (Леванта) было наиболее европеизированным на Ближнем Востоке или «цивилизованным» с точки зрения традиционного тогда европоцентризма. Сельские же регионы, где главенствовал ортодоксальный ислам, жили более патриархально, что приводило и к существенному политическому разделению. В городах в начале ХХ века стали возникать кружки интеллектуалов, ратовавших за отделение сирийского региона от отсталой Османской империи и создание государства на европейский манер, а арабская деревня и кочевники-бедуины, тоже тяготившиеся турецким владычеством, мечтали о восстановлении арабского халифата в его средневековом облике.

Во время Первой мировой войны этими сепаратистскими настроениями попытались воспользоваться англичане, стремившиеся оторвать арабский мир от Турции и нанести османам удар в спину. Для этого на восток был отправлен ученый-археолог, а заодно офицер британской разведки Томас Эдвард Лоуренс, больше известный как Лоуренс Аравийский. Ему удалось сплотить разрозненные и враждовавшие между собой племена и поднять мятеж, вошедший в историю как Великое арабское восстание.

Политическим лидером объявленного джихада («священной войны») стал шериф Мекки Хуссейн бен Али, а войсками повстанцев командовал его сын Фейсал. При помощи английских и австралийских войск и авиации арабы на верблюдах прошли вдоль Красного моря, вытесняя турок из городов и оазисов Аравии. Вдоль Средиземного моря со стороны Египта двигались англичане.

Освободив восточную часть Леванта, 30 сентября 1918 года армия Фейсала вошла в Дамаск, где была с восторгом встречена горожанами. Через несколько дней сирийские и аравийские части изгнали турок из Хомса, Хамы, Халеба. 30 октября Турция капитулировала. Командующий английскими войсками генерал Эдмунд Алленби официально уведомил Фейсала, что британцы готовы признать арабскую администрацию на отвоеванных у османов территориях, и она была немедленно сформирована. Впервые в своей истории Сирия стала де-факто самостоятельной страной.

Шериф Мекки Хуссейн бен Али

Шериф Мекки Хуссейн бен Али

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Но большая политика делается не на полях сражений, а в тишине кабинетов. Еще несколькими годами ранее в Лондоне, втайне от арабских союзников, начались переговоры о послевоенной судьбе земель Османской империи. Вели их советник британского премьер-министра по Ближнему Востоку Марк Сайкс и генеральный консул Франции в Бейруте Франсуа Жорж-Пико, поэтому в дипломатическую историю они вошли как соглашение Сайкса–Пико. Русская сторона в переговорах очно представлена не была, но свои предложения Сайкс и Пико через послов согласовывали с министром иностранных дел Сергеем Сазоновым.

По договору Османская империя должна была быть разделена на три оккупационные зоны — французскую, британскую и российскую. Порядок устройства внутри зон и выделение отдельных территорий «туземным», как сказано в тексте, союзникам — арабам, сирийцам, евреям, армянам, курдам и т.д. — оставались на усмотрение каждой стороны. В 1917 году Россия по понятным причинам из договора была исключена, но в него вошли Италия и Греция. Впрочем, на судьбу Великой Сирии (Леванта) это не влияло — ей суждено было быть разделенной между Британией и Францией. Об обещанной сирийцам независимости решили забыть.

В ноябре 1918 года Фейсал отбыл в Европу. Его встречал Лоуренс, ставший советником принца. Полковник тяжело переживал, что невольно стал клятвопреступником, и старался найти выход из создавшейся ситуации. Но предложения Фейсала и Лоуренса по инициативе французской стороны были отвергнуты. По Парижскому договору территория Сирии делилась между Британией и Францией, а арабские представители уже с ними должны были оговаривать свою роль в новом государственном устройстве.

Решение конгресса повергло сирийцев в шок. Получалось, что они с оружием в руках завоевали свободу, чтобы их страну просто передали другому хозяину, который даже не участвовал в освобождении их земли! В Дамаске срочно был собран «Сирийский национальный конгресс», который наотрез отказался признать какое-либо право Франции на любую часть сирийской территории и объявил Сирию независимым государством в ее «естественных границах», то есть включая Палестину, Ливан, Иорданию и часть Северной Месопотамии. Принц Фейсал был объявлен главой государства (в европейской традиции его называют королем), а его брат принц Зейд — регентом Месопотамии.

Принц Фейсал

Принц Фейсал

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

«Условная независимость»

Европа должна была реагировать, ведь действия Сирии могли вызвать цепную реакцию. На сей раз заседание Верховного совета держав Антанты и присоединившихся к ним государств проходило в Сан-Ремо. Присутствовали представители Британии, Франции, Италии, США, Японии, Греции и Бельгии. Король Фейсал хотел приехать, но «Сирийский конгресс» попросил его не рисковать и отправить дипломатическую делегацию.

Решения были приняты жесткие и вполне в колониальном духе. Великую Сирию европейские державы отнесли к категории государств, «уровень развития которых позволяет стать им независимыми государствами при предоставлении мандатарием административной помощи». То есть на словах союзники выразили готовность признать «условную независимость» Сирии и Месопотамии, но лишь после того, как «они станут способны стать самостоятельными государствами».

Пока же они должны оставаться в рамках выданных ранее Британии и Франции мандатов. Великобритания получила мандат на Палестину, Иорданию и Ирак, а Франция — на Сирию, включая современный Ливан. Границы зон были проведены на карте по линейке, без учета местной специфики.

Отдельно была оговорена «декларация Бельфура», легализовавшая права еврейских поселенцев в Палестине. В случае неповиновения местного населения обладатели мандата могли легитимно применять силу, ссылаясь на решение Лиги Наций.

Раздел страны и лишение ее уже несколько лет реально существовавшей независимости вызвали закономерный гнев всего сирийского народа. Еврейский вопрос подлил масла в огонь. Фактически низложенный король Фейсал, понимая неравенство сил, старался урезонить соотечественников и решать проблемы путем переговоров. Он надеялся на помощь США и недавних союзников англичан, но Лондон предпочел не ссориться с Парижем и отдал приказ о выводе своих войск из Сирии на подмандатную Британии территорию.

Сирийские солдаты в районе Майсалуна, 1920 год

Сирийские солдаты в районе Майсалуна, 1920 год

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Командующий французскими силами на Ближнем Востоке генерал Анри Гуро предъявил королю Фейсалу ультиматум, который был принят. Однако часть молодой армии Сирии под руководством военного министра Юсуфа аль-Азма отказалась сложить оружие и перекрыла ведущее к Дамаску ущелье Майсалун. В жестоком бою с превосходящими и лучше вооруженными французскими частями патриоты были разбиты, министр Азма погиб. В других районах сопротивление тоже было подавлено. Сирия оказалась под властью Франции. Фейсал покинул страну, а вскоре англичане предложили ему стать королем Ирака.

Заноза во французском сапоге

Колониализм в ХХ веке был уже явным анахронизмом, наследием прошлой эпохи. А посему ничего, кроме головной боли, англичане и французы на Ближнем Востоке не получили — никакие барыши от нефтепровода, построенного из иракского Киркука в Триполи и Хайфу, не могли окупить усилий на удержание в подчинении многомиллионной страны. А сирийцы не собирались мириться с оккупацией и на сотрудничество с европейцами шли неохотно. Постоянно вспыхивали восстания.

Захватчики старались использовать национальное и конфессиональное разнообразие Сирии, посему делали ставку не на арабов-суннитов, составлявших большинство населения, а на более лояльных к европейцам сирийцев-христиан, курдов, торкоманов, алавитов. Из них формировалась колониальная администрация, они занимали высшие посты в создаваемой по европейским лекалам сирийской армии. Для курдов и алавитов, например, служба в колониальной армии оказалась едва ли не единственным возможным социальным лифтом, поэтому они с охотой поступали в созданное французами военное училище.

Но волнения не прекращались, временами дело доходило до кровопролития. В 1928 году, чтобы снизить накал страстей, французские власти попытались созвать учредительное собрание, предполагавшее скорое создание нового демократического сирийского государства. Однако, когда выяснилось, что подготовленный делегатами проект конституции предусматривает независимость и единство Сирии, установление республиканского строя и создание национального правительства, французы объявили его незаконным.

Австралийские солдаты в Сирии. 1941 год

Австралийские солдаты в Сирии. 1941 год

Фото: commons.wikimedia.org

В 1930-е годы это будет повторяться еще не раз — французские власти перманентно вели переговоры с сирийскими политиками о независимости, но как только дело доходило до реальных шагов, марионеточное правительство сменялось и переговоры начинались снова. Но, с другой стороны, даже такая ограниченная «подмандатная» демократия помогла развитию сирийского гражданского общества.

В Дамаске и других городах открывались высшие учебные заведения и университеты, издавалось более полусотни газет, существовали и активно работали профсоюзы и десятки политических партий. С точки зрения приближения Сирии к европейским стандартам время французского мандата оказалось полезным, хотя в условиях независимости эти процессы могли пройти даже быстрее.

Вместе с Францией Сирия оказалась втянута во Вторую мировую войну и, сама того не подозревая, в июне 1940 года потерпела в ней поражение. Теперь Сирия оказалась в орбите коллаборационистов из Виши и стран фашистского блока, а торговые связи с оказавшимися под британским мандатом соседями оказались разорванными. Это было уж совсем абсурдно, и, естественно, оказавшиеся по разные стороны «границы» сирийцы не горели желанием воевать друг против друга за непонятные европейские интересы.

8 июня 1941 года на территорию Сирии со стороны Палестины вступили британские (точнее, индийские и австралийские) войска и части «Свободной Франции» генерала Де Голля, а 21 июня они уже заняли Дамаск. 27 сентября 1941 года командующий генерал Жорж Катру от имени «Свободной Франции» и генерала Де Голля объявил, что Сирии предоставляется независимость и суверенитет, но французские войска останутся до окончания войны. Было очевидно, что стоит французам и англичанам уйти, как их место немедленно займут итальянцы и немцы.

Лишь после войны, когда ООН отменила действие мандатов и утвердила создание независимых государств на бывших подмандатных территориях, Сирия смогла заявить о своей полной независимости. Поэтому День независимости празднуется 17 апреля, когда в 1946 году из Сирии был эвакуирован последний французский солдат. Долгий путь к свободе завершился победой сирийского народа.