Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Партизанский джихад: «Исламское государство» готово воскреснуть
2018-09-11 10:58:04">
2018-09-11 10:58:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Идлиб — самый мощный очаг сопротивления исламистов, но совсем не последний из оставшихся на территории Сирии и Ирака гнезд террористов, которые не настроены складывать оружие. Перспективы развития ситуации анализирует портал iz.ru.

Разгром войск «Исламского государства» (организация, запрещенная в России) еще не повод праздновать тотальную победу над ИГ. Ситуация меняется и, судя по всему, не к лучшему. «Исламское государство» разбито, но не умерло — наоборот, по мнению западных экспертов, оно возрождается с большой скоростью. Его бойцы просто растворились среди мирного населения стран Ближнего Востока (и не только), а большинство структурных объединений ИГ и вовсе не понесло того ущерба, который в прессе многие аналитики уже успели посчитать «фатальным».

Распыленные — не значит мертвые

В течение нескольких последних месяцев антитеррористические службы разных стран предупреждали: «Исламское государство» стремительно реконструируется. Предполагаемый халифат, провозглашенный джихадистской организацией на Ближнем Востоке, возможно, исчез, но боевая группа его по-прежнему активна, продолжает убивать и, что наиболее тревожно, активно осваивает другие, гораздо более сложные формы боя. Прежде всего партизанскую систему, которая позволяет растворяться среди местного населения.

Боевик «Исламского государства»

Боевик «Исламского государства»

Фото: Global Look Press/Handout

Эта трансформация происходит уже несколько лет, о ней много раз писано и сказано, но практика оказалась намного более тревожной, чем ожидалось в теории. В конце июля в докладе мониторинговой группы Совета Безопасности ООН говорилось, что у ИГИЛ всё еще есть от 20 тыс. до 30 тыс. активных бойцов в Ираке и Сирии. Этими цифрами подтверждаются данные, предоставленные несколькими месяцами ранее, в которых оценивалась численность боевиков: около 14 тыс. членов группы — в Сирии и от 15,5 тыс. до 17,1 тыс. — в Ираке.

Согласно документу ООН, хотя «поток иностранных боевиков-террористов в ИГ из Ирака и Сирийской Арабской Республики существенно ослаб, возвращение их домой идет медленнее, чем ожидалось». Другими словами, почти никто из новых «воинов Аллаха» не путешествует, чтобы присоединиться к организации, но те, кто в нее влился, всё еще там.

Выводы авторов доклада тревожны: «Несмотря на ущерб, нанесенный бюрократическим структурам так называемого халифата, коллективная дисциплина ИГ остается на должном уровне, анархии нет, подчинение рядовых командирам беспрекословное. Службы, ответственные за безопасность и финансы ИГ, всё еще не разрушены».

В который раз 

По мнению Питера Мандевиля, аналитика Института Брукингса (Brookings Institution), «идет процесс изменения ситуации на местах в пользу создания благоприятных условий для роста и развития численности сил «Исламского государства».

«И пока мы не остановим этот процесс, не стимулируем становление другого отношения у населения стран Ближнего Востока к терроризму, возрождение ИГ будет представлять собой неприятную реальность, — отметил он на страницах электронного издания Axios. — Разумеется, что и новое правительство Ирака, и международная коалиция прилагают большие усилия, чтобы не повторять прошлых ошибок. Но нестабильная политическая ситуация в Ираке и непримиримость сирийского режима, который уже рассматривается как абсолютный победитель войны, угрожают создать питательную среду, необходимую для возрождения радикального мятежа».

Боевики «Исламского государства» в провинции Анбар, Ирак

Боевики «Исламского государства» в провинции Анбар, Ирак

Фото: Global Look Press/Handout

Понятно, что аналитик, представляющий «сторону несостоявшихся победителей», не мог обойтись без дежурных и обязательных обвинений правительства Асада во всех смертных грехах, однако в главном Мандевиль прав: ту же «Аль-Каиду» (запрещена в России) вроде бы хоронили несколько раз, но впоследствии она вновь обретала плоть и кровь.

«Как появилось ИГ? — задается вопросом американский эксперт. — Казалось бы, экстремистская группа «Армия единобожия и джихада», возглавляемая Абу Мусабом аз-Заркави, была окончательно разбита благодаря совместным действиям внешних оккупационных сил и суннитских племен Ирака, сытых по горло радикализмом этого полевого командира. «Армия» была сметена с карты страны... до тех пор, пока репрессии и нетерпимость шиитского правительства Нури Аль-Малики, проявляемая по отношению к суннитам, не создали вновь аз-Закрави достаточный уровень популярности. Настолько, что вновь он сумел взять под свой полный контроль такие суннитские города, как Фаллуджа и Рамади».

В 2013 году «Армия единобожия и джихада» вновь напомнила о себе, заявив об учреждении квазигосударства «Исламское государство Ирака и Леванта» в статусе всемирного халифата.

«ИГ то расширяло свою территорию, захватывая Мосул и Ракку, то вновь проигрывало их. Ни то ни другое не было финальной точкой экстремистского образования. Идеологи ИГ не переставали убеждать своих единоверцев, что очередное возрождение — лучшее доказательство неизбежности окончательной победы сторонников джихада, которая является не чем иным, как свершением воли Аллаха», — полагает Мандевиль.

Засады и похищения

По словам Хишама аль-Хашими, эксперта по ИГ, консультирующего в этом вопросе иракское правительство, в настоящее время наиболее крупные силы исламских экстремистов концентрируются в иракских провинциях Дияла, Салах-эд-Дин и Киркук.

«А ведь это районы, из которых, как принято считать, салафитов давно изгнали, — сказал аналитик, комментируя ситуацию для информационного агентства Reuters. — О том, что исламисты там прочно обосновались, свидетельствуют постоянно происходящие похищения людей и нападения на группы военных, состоящие из нескольких человек. В июне нынешнего года зарегистрировано по меньшей мере 83 случая похищения людей и убийств в этих регионах. Количественный рост инцидентов значителен и имеет явную тенденцию к дальнейшему повышению: в марте таких случаев зафиксировано 7, в мае их было 30».

Теракт, организованный боевиками «Исламского государства»

Теракт, организованный боевиками «Исламского государства»

Фото: Global Look Press/Handout

«За последние два месяца десятки людей, в том числе представители местных органов власти, племенных вождей и деревенских вождей, были похищены, убиты или освобождены за выкуп или обменяны на бойцов, которые провозгласили свою принадлежность к «Исламскому государству», – пояснил этот же специалист газете Washington Post в конце июля. — Разведчики ИГ наблюдают с воздуха при помощи дронов за линиями электроснабжения и нефтепроводами. Вооруженные люди, переодетые в форму бойцов сил безопасности, создают ложные блокпосты, останавливая на них грузовики и захватывая их, грабят путешественников. Основная автомагистраль страны от Багдада до Киркука из-за этого вот уже несколько недель — одно из самых небезопасных мест в Ираке».

17 июня три шиитских гражданских лица были похищены боевиками, замаскированными под полицейских на контрольно-пропускном пункте на этом шоссе. Десять дней спустя изуродованные тела задержанных были обнаружены неподалеку от места происшествия. Похитители «начинили» трупы взрывчаткой, которая должна была уничтожить тех, кто попытается прикоснуться к останкам.

В другом случае шесть бойцов сил безопасности страны были похищены на еще одном ложном блокпосту. Террористы распространили в сетях видео, в котором пообещали, что казнят плененных, если иракское правительство не освободит нескольких женщин, присягнувших на верность ИГ. Освобождение не состоялось, и силовики были расстреляны. Их буквально изрешетили из пулеметов.

Очередное воскрешение аль-Багдади

«Похоже, что очередное возрождение ИГ можно считать состоявшимся. Точкой отсчета новой жизни террористической группировки является опубликованное в конце августа в соцсетях 55-минутное видеовыступление лидера бандформирования Абу Бакра аль-Багдади, о возможной смерти которого пресса говорила несколько последних месяцев», — делится своим мнением на страницах американского издания The Atlantic Хасан Хасан, автор книги «ИГИЛ: внутри армии террора» (ISIS: Inside the Army of Terror).

Абу Бакр аль-Багдади, лидер «Исламского государства»

Абу Бакр аль-Багдади, лидер «Исламского государства»

Фото: Global Look Press/Ropi

Речь аль-Багдади, по мнению эксперта, не сомневающегося в аутентичности видеозаписи, свидетельствует, что «исламисты хорошо усвоили уроки прошлого и попытаются воспользоваться разногласиями между Турцией и США, обострившимися в последние дни». Источником противоречий Хасан считает арест турками американского пастора Эндрю Брансона и последовавшее за ним в качестве ответной меры наложение Вашингтоном санкций на двух турецких чиновников. К раздражающим факторам стоит причислить и отказ Анкары поддержать запрет США на закупки иранской нефти.

«В видеозаписи Багдади предстает не сердитым халифом, который скорбит по потерянному халифату. Он, кажется, преодолел это и теперь пытается представить свое поражение величайшим успехом ваххабизма. Он убеждает бойцов ИГ, что они — на пути к славе», — заключает специалист.

Теоретики повстанческой борьбы хорошо знают, что партизаны — практически небьющаяся карта в большой военной игре. Регулярные армии вынуждены и обязаны побеждать, чтобы положить конец войне. То есть полностью разгромить противника. Добиться этого в войне с партизанами практически невозможно: они всегда считаются победителями даже там, где просто атаковали. Курочка по зернышку клюет — это как раз наиболее точная характеристика летучих групп, нападающих из ниоткуда и исчезающих в никуда.

«Если партизаны не разбиты наголову — они уже победители. ИГИЛ показало, что имеет большую сопротивляемость и запас терпения у него практически неиссякаем», — резюмирует Хасан.