Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По прошествии полутора месяцев после саммита Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки в российско-американских отношениях четко выявились два параллельных трека. Первый — это продолжение и даже усиление американской политики экономического, военного и политико-дипломатического сдерживания России. Вступающая сегодня в силу первая часть нового санкционного пакета администрации США в отношении Москвы — самое яркое ее проявление.

Второй трек — это запустившийся таки по итогам саммита в Хельсинки более интенсивный межгосударственный диалог России и США, которого не было все первые полтора года президентства Трампа. Примерами тому стали пятичасовые переговоры председателя Совета безопасности РФ Николая Патрушева и советника по национальной безопасности президента США Джона Болтона 23 августа в Женеве и договоренность расширить диалог по линии оборонных ведомств.

Совершенно непринужденное сосуществование этих двух, казалось бы, противоположных процессов подтверждает: сдерживание России — это долгосрочный тренд внешней политики США и ни о каком потеплении отношений в обозримой перспективе и речи быть не может. Заявления же администрации Трампа о необходимости поддерживать с Россией интенсивное взаимодействие по широкому кругу вопросов говорят о ее стремлении не улучшить отношения и преодолеть конфронтацию, а о том, чтобы придать ей более управляемый характер.

Первая и пока главная причина этого стремления — обостряющаяся в преддверии промежуточных выборов в конгресс внутриполитическая борьба в США и использование российского фактора для ослабления позиций Дональда Трампа (так называемый Russiagate). И в условиях шквала обвинений в предательстве национальных интересов и даже госизмене, который обрушился на Трампа после фразы на пресс-конференции с Путиным о том, что он не видит оснований не верить российским заверениям о невмешательстве в выборы 2016 года, а также на фоне появления в конгрессе проекта антироссийского санкционного закона («Акт по защите американской безопасности от агрессии Кремля от 2018 года») Белый дом крайне заинтересован в том, чтобы демонстрировать в отношении Москвы как можно более жесткий подход, не менее жесткий, чем у оппонентов в конгрессе. Тем самым администрация пытается опровергнуть обвинения в сговоре с Россией и неспособности Трампа проводить в отношении нее политику сдерживания, а также упредить принятие нового санкционного закона конгрессом.

В Белом доме понимают, что, если новые санкции не будут приняты исполнительной властью, они будут приняты конгрессом — как уже случилось в августе 2017 года с «Актом о противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA).

Большое значение имеет приближение промежуточных выборов в конгресс (состоятся 6 ноября) и неурегулированность вопроса о «вмешательстве» России в избирательную кампанию 2016 года. Именно эта тема служит главным инструментом торпедирования Трампа и связывает ему руки во внешней политике. И до тех пор, пока эта проблема не будет разрешена или забыта, американское давление на Москву и со стороны администрации, и со стороны конгресса будет нарастать.

По итогам переговоров с Николаем Патрушевым в Женеве Джон Болтон заявил, что проблему «российского вмешательства» пока урегулировать не удалось. Это — сигнал о том, что стоит ожидать всё новых и новых санкций, в том числе второго пакета мер, анонсированного в начале августа. При этом США не станут переходить определенную грань: например, наносить ущерб взаимодействию в тех сферах, где Вашингтон по-прежнему зависит от России (например, космос), и доводить содержание санкций до масштаба тотальных, введенных в отношении Ирана.

Давление на Россию будет продолжать расти даже в случае урегулирования темы «российского вмешательства», укрепления политических позиций Трампа и его переизбрания на второй срок в 2020 году. Причина — восприятие России как противника и стремление вывести ее из игры как независимого и недружественного США глобального игрока. В последние полтора года США сделали стратегический выбор в пользу глобальной конфронтации с Китаем и РФ с целью восстановления своих позиций мирового гегемона.

Всё это будет продолжаться до тех пор, пока в США не сменится политическая элита и пока Штаты не адаптируются к реалиям многополярного мира. На это потребуется несколько президентских циклов. Задача России — постараться, чтобы сложности этой адаптации не привели к Третьей мировой войне. Потому что единственной альтернативой управляемой конфронтации в нынешних условиях является конфронтация неконтролируемая — когда усиление давления происходит без межгосударственного диалога. С самыми плачевными в конечном итоге последствиями.

Автор — эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай», замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир