Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия живет под санкциями больше четырех лет, но рубль по-разному реагировал на каждое их ужесточение. Если проследить динамику курса за всё это время, то можно увидеть, как происходила адаптация рынка к меняющимся правилам игры.

Первые санкции, введенные вскоре после крымского референдума 2014 года, в основном носили персональный характер. Они включали в себя визовые и финансовые ограничения для людей, причастных к воссоединению полуострова с Россией. По сути, эти меры полностью игнорировались валютным рынком, а существенное ослабление рубля началось позже, когда санкционный режим затронул широкий круг компаний и банков. Однако в тот период не менее важный вклад в девальвацию вносил другой фактор — резкое снижение цен на нефть, спровоцированное ее серьезным профицитом на мировом рынке. В итоге доллар подорожал с 34 рублей в начале года почти до 70 рублей в конце.

Помимо негативного внешнего фона свою роль сыграло и то, что в ноябре 2014-го произошел давно назревший переход к политике плавающего курса рубля. Такие серьезные решения всегда сопряжены с повышенной волатильностью, а в неспокойное время нервозность участников торгов усиливается. Когда рубль стал стремительно дешеветь, Центробанк на экстренном заседании повысил ключевую ставку с 10,5% до 17%, чтобы ограничить девальвационные и инфляционные риски. В следующие месяцы ситуация выровнялась, и российская валюта отыграла заметную часть утраченных позиций. Уже к апрелю 2015 года курс вернулся в район 50 рублей за доллар.

Новый пакет антироссийских мер был принят США в ответ на события в Сирии и сопровождался падением рубля примерно на 35%. Опять ситуация усугублялась снижением цен на нефть, и опять основные потери были отыграны российской валютой примерно за три месяца, после чего она продолжала набирать силу. Курс доллара находился в диапазоне от 56 до 61 рубля в течение всего прошлого года.

В начале 2018 года в США был опубликован так называемый Кремлевский доклад, предвещавший очередные антироссийские меры. Обсуждалось введение ограничений для инвесторов на покупку российского госдолга, причем в жестком сценарии предполагался даже запрет на удержание уже имевшихся долговых бумаг. Тем не менее Минфин США счел такие шаги нецелесообразными, поскольку из-за них пострадали бы интересы значительного числа участников рыка. Курс рубля стабилизировался, но ненадолго.

В апреле были введены санкции в отношении «Русала», En+ и других активов Олега Дерипаски. Эти новости были восприняты весьма чувствительно: прошли массовые распродажи рублевых активов, а сама российская валюта потеряла порядка 10%. Однако затем появились сообщения о смягчении позиции США в отношении компаний Дерипаски вплоть до возможного вывода их из-под санкций. Рубль в очередной раз укрепился и держался в паре с долларом между отметками 61 и 64. Только недавние сообщения о подготовке нового санкционного пакета ослабили его почти на 7%.

Что мы имеем сейчас? Пока комитеты сената лишь прорабатывают введение санкций. Реальное обсуждение дополнительных ограничений начнется лишь в сентябре, когда у конгресса закончатся каникулы, и вполне может продлиться до ноябрьских выборов. Так что вероятно дальнейшее ужесточение санкционной риторики, поскольку карту борьбы с Россией крайне удобно разыгрывать для увеличения политического веса. Из предполагаемых практических шагов самыми болезненными стали бы два: запрет на покупку инвесторами нового российского госдолга и ограничения на деятельность госбанков. Но обе эти меры маловероятны. Если исходить из логики, что санкционное давление на Россию будет сохраняться, то вводить самые жесткие запреты не имеет смысла, ибо это снижает количество рычагов воздействия в будущем. Скорее всего, США остановятся на наборе санкций, который хоть и будет иметь негативное влияние, но всё же окажется не слишком болезненным.

Пока сохраняется неопределенность относительно того, какие конкретно решения будут приняты, волатильность рубля останется сравнительно высокой. Однако для ослабления российской валюты, которое мы видели несколько дней назад, фундаментальных причин по-прежнему нет. По большей части, мы стали свидетелями эмоциональной реакции рынка на возрастание рисков, масштабы которой усилились из-за сезонно низкой активности участников торгов. Не случайно уже на следующий день после первой волны продаж, когда ситуация была проанализирована более тщательно, рубль стал укрепляться.

Четырехлетний опыт пребывания в режиме санкций не прошел даром и для экономики в целом, и для российской валюты в частности. Последняя стала гораздо менее чувствительной к внешним факторам. И хотя любые санкционные новости по-прежнему негативно отражаются на курсе, амплитуда его колебаний на их фоне заметно сократилась. Не последнюю роль в этом играют интервенции Минфина, который оказывает рублю поддержку через корректировку объемов своих валютных операций.

Автор — экономист, аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир