Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
За двумя зайцами: ракетные проблемы переходного периода
2018-08-12 17:30:38">
2018-08-12 17:30:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С момента заявления директора государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос» Дмитрия Рогозина о постепенном сворачивании программы тяжелых ракет-носителей «Протон» прошло уже почти два месяца. За это время планы прояснились. Да, «Роскосмос» не собирается сразу и жестко прекращать производство «Протонов», это будет постепенный переход на новую «Ангару».

Однако последние оценки специалистов из космической отрасли показывают, что на этом маневре российская космонавтика может потерять огромные суммы денег. Почему это стало возможным и как этого избежать?

Переходный период

В настоящее время постепенный переход с «Протона» на «Ангару» видится следующим. Прямо сейчас никто не будет совершать резких движений. Производство ракет тоже в ближайшее время будет продолжаться своим чередом. По словам Дмитрия Рогозина, центру им. М.В. Хруничева, расположенному в Москве будет оказана дополнительная помощь, а его земли не будут распроданы: «Оказание мер государственной поддержки Центру Хруничева не может быть связано с тем, чтобы изымать какие-то земли у предприятий, они должны оставаться в собственности предприятия», — отметил Дмитрий Рогозин.

Ракета легкого класса «Ангара-1.2ПП» во время старта

Фото: РИА Новости/Андрей Моргунов

Центр находится в очень тяжелой ситуации, близкой к банкротству, с огромной долговой нагрузкой. Это связано с тем, что в последнее время количество запусков тяжелых ракет-носителей российского производства сильно уменьшилось.

Число запусков РН «Протон»
годвсего запусковчисло неудачных запусковчисло коммерческих запусков
20101218
2011916
20121017
20131017
2014813
2015814
2016303*
2017403
на август 2018100

* Включая проект «Экзомарс»

Причин сокращения очень много. Здесь и аварийность «Протона» (см. таблицу), и политическая ситуация в мире, препятствующая сотрудничеству западных стран и компаний с Россией, и выход на рынок запусков американской ракеты Falcon 9.

Кроме прочего, на эту ситуацию повлияло отставание России в вопросе производства электроники в общем и спутников в частности. Очень часто контракт на доставку космического аппарата подписывается одновременно при подписании контракта на его производство. И в таком случае компания, расположенная в Америке, да еще и имеющая связи с производственниками, оказывается в более выигрышном положении.

Пока у «Протона» не было такого явного и близкого по цене конкурента, всё было нормально. Как только он появился в лице Falcon 9, Россию достаточно быстро выдавили с рынка коммерческих запусков.

Полет ракеты Falcon 9

Фото: Global Look Press/Spacex

Нельзя сказать, что подобного развития событий никто не ожидал. Еще с 90-х годов прошлого века в России на замену «Протону» разрабатывалась тяжелая ракета-носитель «Ангара». Кроме политических и географических требований к ее созданию одним из пунктов при разработке отдельно ставилась модульность ракеты, в том числе концепция универсального ракетного модуля (УРМ).

УРМ — это блок первой ступени ракеты-носителя, который может быть также использован в качестве бокового ускорителя в составе стартующей системы.

Таким образом ракета может быть собрана из таких блоков подобно конструктору. Нужна легкая ракета — используется одна ступень, при необходимости добавляются дополнительные модули, увеличивая грузоподъемность ракеты. Подобная схема используется в американской Delta. Falcon Heavy тоже собран из трех первых ступеней ракеты Falcon 9.

Помимо удобства по перевозке такая схема в перспективе должна оказаться более выгодной за счет использования экономического эффекта масштаба, когда при увеличении объемов производства уменьшается себестоимость одного изделия в длительном периоде. Предполагалось, что УРМ будут вообще штамповать как пирожки и каждая ракета будет коммерчески успешной.

Жестокая реальность

Увы, «Ангара» опоздала к моменту перехода. Первые годы ее разработка и производство не получали достаточного финансирования, что сильно затянуло процесс. К настоящему времени в активе «Роскосмоса» есть лишь два пуска «Ангары». Тем не менее Дмитрий Рогозин в одном из своих первых интервью на должности главы «Роскосмоса» сообщил о решении ставить именно на «Ангару» при постепенном сокращении количества производимых «Протонов» и плавном завершении программы к 2024 году.

Результаты этого решения не заставили себя долго ждать. Генеральный конструктор по созданию ракет-носителей Александр Медведев, принимавший участие в разработке семейства «Ангара», рассказал, что стоимость ракеты-носителя «Протон» увеличится в 2–2,5 раза из-за уменьшения выпускаемых ракет с семи до 1–2 штук в год. Это действие известного эффекта масштаба абсолютно объективно, и отменить его, не отказываясь от сокращения производства «Протонов», не получится. 

Макеты семейства ракет-носителей «Ангара»

Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

Себестоимость производства ракеты «Протон-М» для коммерческого запуска около 1,4 млрд рублей (в ценах 2017 года). Стоимость запуска для клиента составляет же около $65 млн. Ожидаемый рост себестоимости задерет ее до 3–3,5 млрд рублей, после чего цена «Протона» сравняется с ценой «Ангары», и ракета не сможет конкурировать на коммерческом рынке запусков.

Хорошо, а что «Ангара»? В технико-экономическом обосновании к действующей Федеральной космической программе на 2016–2025 годы указывается, что себестоимость изготовления ракеты тяжелого класса «Ангара-А5» определена в 3,5 млрд рублей (в ценах 2015 года). Понятно, что это себестоимость при изготовлении единичных образцов, и если ракету получится производить в нормальных объемах, то цена упадет. Насколько — пока неизвестно.

Слишком тесен для двоих

И что получается в итоге? Если продолжать производить «Протон» по 1–2 штуки до 2024 года, то каждый его запуск для государства будет обходиться на 1,5 млрд рублей дороже. При примерно 15 оставшихся запусках это может потребовать более 20 млрд рублей дополнительно.

При этом пока не видно и контрактов, способных обеспечить «Ангаре» дополнительный объем производства и снижение себестоимости. Оптимистично оцениваемый в 5–6 пусков до 2025 года объем — это малосерийное производство, и каждый запуск обойдется государству в более чем серьезную сумму.

В условиях современного рынка коммерческих запусков это делает «Ангару» абсолютно неконкурентоспособной. Получается практически замкнутый круг — чтобы получить заказы, нужна низкая цена, а ее могут обеспечить лишь дополнительные, в том числе и коммерческие, заказы. Государственных запусков в нынешней ситуации просто не хватит. Их и до 2018 года делалось 2–3 в год максимум, и львиная доля из них будет реализовываться «Протонами», изготавливаемыми по программе плавного перехода.

В результате «Роскосмос» может получить не только дополнительные расходы, но и попасть в ситуацию, когда он просто не сможет делать конкурентоспособные предложения на коммерческом рынке. Это, в свою очередь, приведет к тому, что Россия может окончательно потерять коммерческие запуски.

То есть «плавный переход» с одной ракеты на другую может привести к огромным в масштабах «Роскосмоса» проблемам: сделать обе ракеты-носителя нерентабельными и, в самом худшем случае, убрать Россию с рынка коммерческих грузовых запусков. Цена этого решения может оказаться поистине колоссальной.

Ракета-носитель «Протон-М» 

Фото: РИА Новости/Сергей Березин

Простые движения

Было бы заблуждением думать, что в руководстве «Роскосмоса» не просчитывали возможные последствия плавного перехода с «Протона» на «Ангару». Здесь играют роль не только деньги, но и необходимость сохранить человеческие ресурсы, специалистов Центра им. М.В. Хруничева. При этом в настоящее время придется сделать многое, чтобы сократить возможные расходы и не потерять окончательно рынок запусков.

Понятно, что будет сделано всё, что поможет «заморозить» цену ракеты-носителя «Протон» хотя бы частично. Ракеты будут производить «про запас», что позволит не увеличивать цену их производства. Увы, но на все дополнительные работы по их сборке перед запуском и монтажу полезной нагрузки это не повлияет. Цена по итогу все равно увеличится, пусть и не так критически.

А вот «Ангару» в данном случае мог бы спасти внутренний, государственный проект, требующий запуска большого количества ракет-носителей. Та же «Сфера», российский проект по созданию «космического интернета», могла бы обеспечить достаточное количество запусков, чтобы уменьшить себестоимость УРМ «Ангары» до приемлемого уровня.

Суть проекта — в объединении гражданских и военных спутников для зондирования Земли и обеспечения всей территории России интернетом, по предварительным подсчетам, требуется увеличить российскую спутниковую группировку с нескольких десятков космических аппаратов в настоящее время до звучащих фантастически 640 спутников.

Вопрос, как обычно, в финансах и сроках. Пока непонятно, потянет ли российский бюджет такой проект и когда его начнут реализовывать. Пока же впереди тяжелый «переходный период», и, скорее всего, он очень больно ударит по кошельку и без того не самой богатой российской космонавтики.