Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Андрей Кириленко: «Мозгов стал скорее активом, нежели игроком»

Глава РФБ — об итогах заседания совета Единой лиги, работе с болельщиками и перспективах Тимофея Мозгова в «Орландо»
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В августе исполнится три года с тех пор, как чемпион Европы, призер Олимпийских игр – 2012 Андрей Кириленко занял кресло президента Российской федерации баскетбола (РФБ). В интервью «Известиям» он рассказал о сегодняшних приоритетах в работе федерации, оценил переход Тимофея Мозгова в «Орландо», а также подвел итоги заседания совета Единой лиги ВТБ.

— Как вы отнеслись к принятию польской «Зелены Гуры» в Единую лигу и недопуску команды из Владивостока?

— «Зелена Гура» — это абсолютно готовый баскетбольный механизм, который давно функционирует на самом высоком уровне. Думаю, польский клуб будет бороться за место в плей-офф и усилит конкуренцию в турнире. Про «Спартак-Приморье» могу сказать, что фактор удаленности Владивостока, о котором так много говорили, не играл существенной роли при принятии решения. Все понимают, что команды, которые летят в Красноярск, могут проделать путь и до Владивостока. Речь шла только о финансовых гарантиях, которые не были предоставлены в заявке клуба. У лиги уже был печальный опыт, когда на таких же условиях была принята грузинская «Вита», которая не смогла доиграть до конца сезона. При этом все члены совета лиги отметили прогресс, который показывает команда из Владивостока, играя в Суперлиге.

— У «Спартака-Приморье» есть шансы попасть в Единую лигу через год?

— Да. И мне кажется, они очень высоки. Хотелось бы, чтобы в этом году они провели 4–5 игр на «Фетисов Арене», чтобы понимать все процессы организации матчей на самом высоком уровне.

— В новом сезоне игры Лиги ВТБ планирует транслировать крупнейший американский спортивный портал Bleacher Report. Как вы к этому отнеслись?

— Конечно, это шаг вперед. Может быть, для нас эта новость выглядит слегка комичной, но давайте посмотрим на это с другой стороны. В первую очередь мы ориентируемся не на американскую аудиторию, а на людей, уже адаптировавшихся в США, но до сих пор имеющих связь с нашим баскетболом. Это огромная диаспора. Только в Нью-Йорке живет порядка миллиона русскоговорящих. Это и россияне, и украинцы, и литовцы, и латыши, и эстонцы... Вот для них это будет крайне интересно. Например, многие выросли на играх ЦСКА, болели за армейцев с детства.

— Минспорт предложил увеличить лимит на легионеров в Единой лиге с семи до восьми человек в заявке. Что вы думаете об этом?

— Это действительно так. Но на самом деле кардинально ничего не меняется. В заявку на матч по-прежнему можно будет внести только шесть легионеров. Я думаю, предложение добавить еще одного иностранного баскетболиста в заявку связано с тем, что в прошлом сезоне у игроков было много травм, а клубы, приобретая новичков, могли рассчитывать на них только в матчах еврокубков. И при этом платили им полноценную зарплату.

— Почетный президент Единой лиги Сергей Иванов посетовал, что некоторые клубы, которые хвастаются высокой посещаемостью, продают максимум 30% билетов на свои матчи — остальные раздаются бесплатно. На ваш взгляд, как с этим можно бороться?

— Сергей Борисович затронул очень важный аспект, на который немногие обращают внимание. Работа с болельщиками должна вестись круглый год. У каждой команды турнира должен быть отдел или департамент, который занимается работой со зрителями. Можно даже попробовать такой шаг: назначить каждого менеджера ответственным за 300 зрителей. И он должен сделать всё, чтобы сегодня, завтра или через неделю на игре на определенном секторе у него сидело 300 человек. Пусть ходит в школы, в университеты, работает в парках... Когда я играл в «Юте», их отдел маркетинга работал без выходных. Они постоянно задействовали игроков в различных мероприятиях. Мы раздавали скидки на билеты в публичных местах, проводили презентации в автомобильных центрах и даже заправляли машины. Люди подъезжают к бензоколонке, а Джон Стоктон или Карл Мэлоун (участники Зала славы Джеймса Нейсмита) зовут их на игры команды. Существует много удачных кейсов, которые не надо стесняться копировать. Неужели в таком мегаполисе, как Москва, нельзя собрать на трибуны три, пять или десять тысяч человек? Или в Санкт-Петербурге, Казани и Нижнем Новгороде? Пока по работе с болельщиками могу выделить только «Парму» и «Локомотив-Кубань».

— Многие уже привыкли, что им раздают билеты. Если убрать эту опцию — посещаемость может стать крайне низкой...

— К сожалению, мы приучили зрителей не платить. Это проблема, которая решается только с помощью кропотливой работы. Ты должен завлечь своего потребителя. Почему, когда мы приходим на игру ЦСКА или «Химок» с условной «Барселоной» или «Олимпиакосом», мы видим красочное шоу, выступление звезд эстрады? А это то, что должно быть на каждой игре. Не только Евролиги, но и Единой лиги. Необходимо понять, что только 5–10% аудитории приходит исключительно ради спортивной составляющей. Они придут в любом случае. А за остальных необходимо конкурировать с кинотеатрами, с боулингом, с концертными площадками и другими спортивными событиями... Люди прежде всего приходят хорошо провести время, получить эмоции, покричать, вкусно перекусить, посмотреть что-то помимо баскетбола. И клубы должны им это предоставить. Только тогда у человека возникнет желание потратить 300–500 рублей на просмотр баскетбола, а не нового фильма.

— Какие задачи ставит перед собой РФБ на ближайший год?

— Во-первых, для нас очень важны детские первенства России. Мы уже четко структурировали их, практически во всех залах установили видеокамеры. Теперь у родителей, родственников и всех интересующихся людей есть возможность наблюдать за матчами в прямом эфире. Это позволяет бороться с несправедливым судейством, вовлеченностью со стороны букмекеров. Когда идет трансляция в интернете, возможность каким-то образом повлиять на результат резко уменьшается. Я думаю, за последние несколько лет все участники баскетбольного процесса поняли: мы жестко наказываем за такие неправомерные действия. Для нас это очень важно.

Во-вторых, надо улучшать залы в регионах. Сейчас мы ведем переговоры с крупной компанией, которая, возможно, станет нашим партнером. С их помощью мы сможем привести в порядок десятки залов. Речь идет не о косметическом ремонте, а о создании площадок по самым высоким европейским стандартам.

В-третьих, у нас вызывают большую озабоченность юношеские сборные. Последние 4–5 лет в их результатах есть определенный регресс. Мужские сборные U-16 и U-20 опустились в дивизион «B», но в ближайшее время они должны исправить ситуацию. У нас есть много талантливых ребят, но когда они собираются вместе — не могут стать единым целым, сделать качественный шаг вперед. Для этого мы увеличили количество тренировочных лагерей. Безусловно, многое зависит и от тренеров. Их квалификация пока тоже устраивает нас не полностью.

— Проблема с недостатком детских тренеров по-прежнему существует?

— Действительно, мы испытываем недостаток тренеров по всей стране. Есть настоящие «мастодонты», но их очень мало, и есть совсем молодые ребята, у которых мало знаний. Средний пласт практически отсутствует. Для повышения уровня молодых специалистов мы проводим много семинаров — как дистанционных, так и выездных. Считаю, что такие семинары могут быть очень полезны. Безусловно, это не панацея, но наша задача — предоставить человеку как можно больше информации. Показать, что баскетбол постоянно меняется и нельзя на каком-то этапе заканчивать свою учебу. Надо совершенствоваться постоянно.

— Вы уже почти три года руководите российским баскетболом. В каких аспектах вам еще предстоит прибавить как руководителю?

— Как президенту РФБ мне надо прибавить в жесткости. Я думаю, мне стоит быть жестче в некоторых ситуациях. Хотя зачастую мне лучше удается решать вопросы дипломатическим путем, чем вступая в какую-то конфронтацию. Плюс надо научиться разделять рабочие и личные вопросы. По сути, у меня расстрельная позиция. Я не могу быть хорошим для всех. Даже в социальных сетях, где ты показал недавно построенную детскую площадку, на 10 хороших отзывов найдется человек, который всё жестко раскритикует и скажет, что рядом есть что-то разбитое и недоделанное. И это сплошь и рядом.

— Хотелось бы узнать ваше мнение об очередном обмене Тимофея Мозгова. Чтобы бы вы посоветовали ему в этой ситуации?

— Здесь тяжело что-то советовать. Мозгов попал в такую позицию, когда стал скорее активом, нежели игроком. И любая команда, которая его получает, в первую очередь думает о том, как можно его выгодно обменять.

— Что скажете о его перспективах в «Орландо»?

— В клубе очень высокая конкуренция. Помимо Тимофея, есть центровые очень хорошего уровня — Никола Вучевич и Мохамед Бамба. Последнего выбрали под высоким номером на драфте NBA и наверняка будут наигрывать в стартовой пятерке. Никола Вучевич пару лет назад рассматривался в качестве участника Матча всех звезд. Но даже в такой компании Тимо может не затеряться. Во-первых, никто не знает, как пройдет предсезонка. Во-вторых, NBA — это лига, в которой склонны давать шансы. Если тренер видит, что человек работает — а Тимофей работяга, — он даст ему возможность проявить себя. А дальше всё будет зависеть от того, сможет он ею воспользоваться или нет.

— Вы склонны думать, что он вернется на прежний уровень?

— У него были как удачные, так и неудачные годы в заокеанской карьере. Мне как представителю РФБ, конечно, хочется видеть его в той форме, в которой он играл в финале NBA в составе «Кливленда» и был одним из лидеров команды. Тогда Тимофей показывал просто выдающуюся статистику. Ему по силам быть системообразующим игроком. Желаю, чтобы в новом сезоне он играл гораздо больше, чем в «Бруклине» и «Лейкерс».

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир