Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Современную литературу принято критиковать — мы очень радикальны в своих оценках и суждениях. У нас все либо лучше, чем у всех, либо хуже. Никакой золотой середины. Про всю литературу не скажу, но нынешнее состояние отечественной детской литературы считаю нормальным.

У нас потрясающая поэзия для детей. У нас отличная переводческая школа. Появилось свое, пока доморощенное, но фэнтези. За последнее десятилетие возникло целое поэтическое созвездие. Пришли новые авторы с потрясающей сказочной прозой, а это, что не говори, один из главных жанров литературы для детей. 

Хорошая сказка — это увлекательный сюжет, неожиданные герои, юмор, волшебство. Хотя волшебство необязательно. У Эдуарда Успенского и Юрия Коваля его нет. Да и юмор необязателен. По большей части сказки Андерсена грустные. Лучшая сказочная проза, конечно, у англичан. Кроме старой классики — Кэрролла, Милна, Бари, Трэверс, Киплинга, Клайва Льюиса — это Дик Кинг Смит (который написал не только «Поросенка Бейба») и Роальд Даль. Он у меня последний любимый англичанин.

Думаю, тенденция к постоянному перечитыванию советской детской классики объясняется консервативностью нашего общества: знаем — значит, читаем, раз читаем — значит, издатели издают. А что издатели издают — читатели покупают, читают и знают. Тут замкнутый круг. Но не совсем замкнутый: потихоньку начинают печатать и новых авторов, просто они не так быстро входят в широкий обиход, как хотелось бы. Но тут ничего не поделаешь. Одна из моих самых известных книг «Умная собачка Соня» семь лет пролежала в разных издательских столах и только потом потихоньку — не без помощи мультфильмов — стала набирать тиражи. Чтобы войти в литературу, надо работать много и долго. На следующий день никто не просыпается знаменитым.

Писать для детей меня сподвиг Даниил Хармс. Вышиб из сознания лирико-трагическое отношение к действительности, вернул меня к себе. В юности я слишком долго жил по чужим правилам: Поэт должен страдать. Поэт в России больше, чем… Возможно, для кого-то это было важно. А я про себя понял, что у меня так не получается. А получается писать смешные стихи и рассказы. Это нравится и мне, и другим взрослым, и детям.

Как придумываются герои? Это самый сложный вопрос. В начале всегда присутствует мысль или чувство, из которого вырастает рифма и ритм (если это стихи), сюжет, который постепенно обрастает персонажами и деталями. Но это только продолжение мысли и чувства. Так из зернышка вырастает колос, цветок или дерево. А собачку Соню я не придумывал. У меня действительно была такая собака. И была она дворняжкой. И жила в 66-й квартире. А полюбили ее читатели, наверное, потому что даже трехлетний ребенок чувствовал себя умнее Сони.

Это очень приятное ощущение — чувствовать себя умным. А еще приятно чувствовать себя большим, сильным, справедливым и великодушным. Ну разве можно наказывать кого-нибудь за рисование на обоях? Или за то, что ты бегаешь по газону? Это несправедливо. А всем без исключения — и детям, и взрослым — свойственно чувство справедливости.

Бывают ли неоднозначные детские герои? Конечно. Про ангелов читать скучно. Живой герой почти всегда неоднозначен. Далеко за примерами ходить не надо: Карлсон, Незнайка, Матроскин. А народный лентяй Емеля? А михалковский упрямый Фома, который, несмотря на авторскую мораль, куда более симпатичен, чем правильный милиционер дядя Степа...

Наверное, главное отличие детской литературы от взрослой в «незамороченности». В простоте языка и искренности рассказа. В детской книге обязательно должен быть сюжет. В ней бывают и второй, и третий планы. Но первый, сюжетный, обязателен. Никакого модернизма и постмодернизма. Честный сказочный реализм. Возможно, есть на нашей планете пара особенных детей, которым нравится Марсель Пруст. Но детская литература обращена ко всем. В том числе и ко взрослым.

Автор — писатель, поэт, драматург, сценарист

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...