Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За последние годы качество российского кино заметно улучшилось. Успехами, которых нельзя не замечать, российские фильмы обязаны реформе 2010 года, когда были созданы Фонд кино и институт лидеров отечественного кинопроизводства. Это позволило сосредотачивать ресурсы на значимых проектах и делать крупнобюджетные картины. В кинотеатры люди идут и за зрелищем, и за аттракционом. Сегодняшняя городская история, бесспорно, может быть прекрасной, но все-таки зритель покупает билет в кинотеатр, чтобы на огромном экране пережить нечто большее.

В существенной степени зрительский интерес связан с постановочным качеством — звуком, изображением и всеми остальными компонентами. Достаточно вспомнить кассовый успех фильмов «Легенда № 17», «Движение вверх», «Салют-7», «Последний богатырь», «Лед», «Притяжение». Это крупные дорогие проекты.

Уже 4–5 лет назад мы начали активно присутствовать на зарубежных рынках. Началось это с полнометражных анимационных фильмов. Раньше в истории российской мультипликации этого не было. Авторское российское кино всегда присутствовало на международных рынках, а зрительское — никогда. Благодаря повышению уровня отечественного кино барьер преодолен, и сейчас каждый качественный российский фильм продается в десятках стран. Это тоже позволяет сокращать риски, связанные с кинопроизводством.

Присутствие российских картин на рынках важно и в культурном смысле, и в смысле так называемого странового пиара. И поскольку кино — дело международное, хотелось бы, чтобы смотрели не только мы, но и весь мир. Нужно увеличивать свое присутствие. А это тоже связано в существенной степени с государственной поддержкой и общим бюджетом кинопроизводства в стране.

Что немаловажно, в результате реформы появилась предсказуемость — продюсерам передали компетенцию принимать решения. По моему мнению, эта модель является очень эффективной, и государственная поддержка имеет здесь существенное значение. В бюджетах зрительских фильмов на один государственный рубль приходит два частных, включая затраты на выпуск картины и рекламу, которая производится только за частные деньги. Но без этого госрубля два частных не придут, поэтому государственная поддержка является мощным инвестиционным магнитом.

Систему нужно усовершенствовать и укреплять. Уже сейчас развитие идет достаточно бурными темпами. При этом важно отметить, что валютная составляющая в кино довольно большая, и если ее сократить, высвободятся дополнительные средства. Пока все камеры, рельсы, свет, ткани, краски, огромное количество строительных материалов, транспорт в существенной степени производятся не в России и мы вынуждены их импортировать. В то же время наша страна уже сейчас могла бы производить программное обеспечение для компьютерной графики, съемочной техники, анимации — прикладной или даже базовой. 

Многие вещи мы создаем на мировом уровне — и 3D-анимацию, и компьютерную графику. Например, модель Земли, которую мы с коллегами собрали при съемках фильма «Салют-7», уникальна. С ее помощью можно моделировать восходы, закаты, направление ветра, облака и многое другое. Если Альфонсо Куарон захочет снимать «Гравитацию-2» и ему потребуются виды планеты, ему будет логично арендовать у нас эту модель.

Сейчас правительство активно развивает программу поддержки несырьевого экспорта. Обсуждаемый объем поддержки на ближайшие годы — 2 трлн рублей. На последнем совете по кино я предложил председателю правительства включить в приоритеты кино. Идея была поддержана, и очень важно, чтобы она заработала. Сегодня так: кто владеет аудиовизуальным контентом, тот владеет миром.

Автор — председатель правления Ассоциации продюсеров кино и телевидения (АПКиТ)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир