Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

9 июля Элему Климову исполнилось бы 85 лет. Что отличало его от многих и многих людей в кино? Он был настоящей личностью. Это чувствуется во всех его фильмах. Климов всегда отстаивал свои права, отстаивал свою творческую свободу. И делал это последовательно, не шел ни на какие компромиссы. Как показывает время, если человек начал фальшивить, то он пройдет с этой фальшью до конца. Климов же был честным и прямым.

Он был прекрасно образован, хорошо понимал искусство, хотя пришел в кино из науки. Окончил Московский авиационный институт, работал инженером-конструктором и только потом поступил во ВГИК. Это вообще характерно для многих сильных режиссеров 1960-х годов. Каждый пробовал себя в других областях, еще не представляя, где именно его истинное предназначение. Таким был Отар Иоселиани — он тоже начинал как ученый. Андрей Тарковский не сразу решил стать режиссером. Словом, если посмотреть на судьбы всех этих людей, видно, что за всеми творческими достижениями стояла колоссальная внутренняя работа.

Элем Климов был женат на режиссере Ларисе Шепитько, которая также была выдающейся личностью (трагически погибла на съемках фильма в 1979 году. — «Известия»). Климов и Шепитько, конечно, два конгениальных человека, при этом — совершенно разные. По сути своей, по темпераменту, по манере работы, по направленности творчества. Но жили в полном соответствии, в полной гармонии друг с другом. Сложно даже представить, что один без другого сделал бы то, что они сделали в кино. Это была абсолютно уникальная пара. Я даже не знаю, с кем их еще можно сравнить. Может, Федерико Феллини и Джульетта Мазина, но те были все-таки из разных областей: он — режиссер, она — актриса. А Климов и Шепитько — оба режиссеры, сценаристы. Здесь есть о чем порассуждать.

Начиная с самого первого фильма Климова — комедии «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» (1964) — было понятно, что в нашем кинематографе появилась личность. Кино это сразу стало классикой. Картину можно пересматривать сегодня, не задумываясь. Получился шедевр по всем параметрам — и по актерской работе, и по режиссерскому замыслу, и по сценарию (Климову, конечно, повезло со сценаристами — Семеном Лунгиным и Ильей Нусиновым).

И это, конечно, удивительная история. Элем Климов, который всегда мыслил, в общем, трагически, вот так с первой попытки делает изумительную комедию, которая, конечно, глубже, чем просто комедия как таковая. По внутренней сути это очень драматичный фильм, но в плане действия, взаимоотношений, характеров, юмора он обладает необыкновенной легкостью. Это все-таки свойство высокого искусства.

Когда позднее мы с Климовым познакомились лично, он мне рассказал некоторые подробности работы над фильмом. «Добро пожаловать…» делался, можно сказать, по-партизански. Когда он выехал на натуру, то гнал с такой энергией, силой, страстью и с такой скоростью, что отснял гораздо больше, чем планировалось по заявке. На все телеграммы начальства, что пора заканчивать, Климов отвечал одним — своей работой. И в результате снял, как хотел. Так появился киношедевр — иначе и не назвать.

Потом были «Похождения зубного врача» с Андреем Мягковым. Фильм лег на полку. Это тоже был остроумный и едкий фильм. Дальше — многострадальная «Агония» про Григория Распутина, которая вышла на советские экраны только в 1985 году, фактически одновременно с его новым фильмом «Иди и смотри». У Климова было много других замыслов, которым не суждено было сбыться.

На мой взгляд, «Иди и смотри» очень точно передает трагизм времени. Это кино сложно назвать зрительским. В том смысле, что оно не балует зрителя. Сегодня комфорт заменяет мысль. Смотреть же «Иди и смотри» некомфортно. Если подпустить фильм близко, то получишь ожог. Но большие произведения искусства, со времен греческих трагедий, так и работают. А «Иди и смотри» по своей образности — абсолютно библейский фильм.

Как так получилось, что режиссер, начинавший с «Добро пожаловать…», потом снимает «Иди и смотри»? Потому что «лета к суровой прозе клонят», как говорил Пушкин. Это единственный ответ. У настоящего художника в этом смысле выбора нет.

Почему Климов больше ничего не снял? В 1986 году на знаменитом Пятом съезде он был избран первым секретарем Союза кинематографистов. Как и мы все, Климов поверил в перемены. Казалось, что что-то будет, но тогда больше возможностей получили те, кто умел суетиться лицом. Климов не умел.

Тем не менее в кино он успел сказать очень много. Я думаю, его кинематограф помимо художественных качеств — это учебник для будущих поколений.

Автор — режиссер, народный артист РФ, лауреат Государственной премии СССР

 

Прямой эфир