Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда это зарождалось — атомная энергетика, московское метро, Госплан, научно-исследовательские институты, ГОЭЛРО — план электрификации России, пятилетнее планирование экономического развития, автомобильные заводы, гидроэлектростанции?

Нет, не в годы ускоренной социалистической модернизации, а во время правления императора Николая II. Урановая экспедиция академика В.И. Вернадского, академическая Комиссия по изучению естественных производительных сил России (КЕПС), из которой потом выросли и Госплан и ключевые советские НИИ, проекты гидроэлектростанций на Днепре и на Волхове, пятилетний план развития транспортной инфраструктуры (1914 год), строительство АМО (будущий автомобильный завод имени Сталина) — всё это начиналось до 1917 года. Плюс обязательное начальное образование населения.

100 лет назад, в 1918 году в ночь на 17 июля, Николай Романов, в результате заговора верхов отрекшийся в феврале 1917 года от престола, был убит в Екатеринбурге вместе с семьей и слугами. Эта казнь, как утверждает ряд историков, объясняется конкуренцией в большевистском руководстве, одна часть которого планировала будущее страны в связи с Америкой (Свердлов, Троцкий), а другая — с Германией (Ленин). Версия же о социальной мести революционеров царской семье мало что объясняет. Американская фракция победила, устранив возможных контактеров с Берлином.

Естественно, сегодня это воспринимается как фантастический роман, но тем не менее борьба Запада за доминирование в России обострилась еще в 1916 году, когда английской разведкой было организовано убийство противника войны Григория Распутина, предлагавшего Николаю пойти на сепаратный мир с немцами, чтобы избежать революции. И вдобавок Лондон крайне напрягли неформальные контакты российского министра внутренних дел Александра Протопопова с американскими банкирами, которые планировали вытеснить англичан с российского финансового рынка.

Заговор был организован с использованием политических технологий, которые сегодня называются «оранжевыми». Показательно, что капитан французской военной разведки де Малейси в своем докладе в Париж доносил, что в Петрограде английские агенты платили организаторам беспорядков и что посол Великобритании Бьюкенен «не покидал кулис заговора».

Добавим, что Николая несколько раз предупреждали о готовящемся заговоре, но он не поверил, что накануне победы подобное возможно. А победа действительно была близка, так как на апрель 1917 года готовилось наступление на германо-австрийские войска одновременно со стороны России и Франции, против чего противник едва ли бы устоял.

Но это только одна сторона сюжета, о которой надо вспомнить. Есть и другая. Империя управлялась полуфеодальными методами, когда как ее экономика развивалась по законам капитализма. Банки (большинство принадлежит иностранному капиталу) и промышленники являлись реальной силой, «равновеликой правительству», влияли на партии и общественные движения, претендовали на власть. Государство лавировало как могло. Например, в 1910 году товарищ (заместитель) министра внутренних дел П.Г. Курлов сообщал министру финансов В.Н. Коковцеву, что руководство Азовско-Донского банка (совладельцы — французы), который финансирует оппозиционную кадетскую партию («мотор» будущего переворота), совершает незаконные махинации. МВД просило принять «меры воздействия». Дальше — фиаско имперской власти. Коковцев, признаваясь в бессилии, отвечает: «А что я могу сделать?» Не случайно английский экономист Теодор Шанин называл Россию «полуколонией Запада».

Когда премьер-министр П.А. Столыпин потребовал перевести в свое ведение крупнейший государственный Крестьянский банк, чтобы оградить проводимые им реформы от влияния частных интересов, это привело к трагедии. Знаменитый политик той поры В.В. Шульгин говорил, что убийство Столыпина было совершено на почве борьбы за бюджетные деньги.

Кроме экономических группировок в предполье переворота была еще одна сила: молодежь и деятели культуры. По числу молодых людей со средним образованием Россия обогнала Францию, а по числу студентов вузов не уступает Великобритании. Общая динамика развития страны открывает им дорогу в будущее, а в идейном плане это динамика либерально-оппозиционная.

Литература тоже отнюдь не охранительно-консервативная. Она отражает крах дворянской России с ее идеалами самоотверженного служения Отечеству. Дворяне как сословный хребет государства с их очаровательными «вишневыми садами», продавая под давлением экономической реальности свои усадьбы, превращаются в чиновников и наемных служащих. Их психология становится оппозиционной.

И еще проблема — бедность народа, скудость внутреннего рынка. Страна с колоссальными возможностями расширения торговли, контролируя свыше четверти мирового экспорта зерна, уступает рынки зарубежным конкурентам. Соответственно крестьянская масса (80–85% всего населения, 30 млн человек скрытой безработицы) в случае обострения экономической ситуации становится взрывоопасной.

Вот с этими проблемами сталкивалась коронная власть. Генералы предложили царю ввести военную диктатуру, под прикрытием которой ввести управление по принципу государственного капитализма. Он отказался и выбрал свою судьбу, и не только свою.

Признаюсь, что я, написавший несколько книг о том времени и пьесу «Царь. Государственный переворот», не могу однозначно оценить личность Николая II. Да, Церковь признала его страстотерпцем. Да, он санкционировал реформы Столыпина. Да, был бескорыстен, израсходовал все деньги семьи на закупку вооружений и строительство госпиталей. И всё же...

В связи с этим вспоминаю вот что. В 1989 году в Китае на столичной площади Тяньэньмэнь начиналась «оранжевая революция». Дэн Сяопин подавил ее, призвав из провинции верные войска.

16 мая 1989 года в здании Всекитайского собрания народных представителей встречались М.С. Горбачев и Дэн Сяопин. Касаясь идущих в Советском Союзе и Китае реформ, Горбачев сказал: «Вы начали преобразования с экономики, а мы — с политики, но в итоге придем к одному результату».

Дэн Сяопин возразил: «Мы придем к разным результатам».

Об этом мне рассказывали присутствовавшие при той встрече наши люди, в частности Е.М. Примаков.

Автор — писатель-историк, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве культуры РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Прямой эфир