Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

Ерохин: «Мы с первого дня верили в Черчесова»

Полузащитник сборной России — о победе над Испанией, историческом выходе в четвертьфинал мирового первенства и отношениях с главным тренером
0
Фото: ТАСС/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Четвертая замена, которую наставник сборной России Станислав Черчесов произвел в дополнительное время матча с испанцами в 1/8 финала чемпионата мира, для многих стала неожиданностью. Согласно футбольным правилам, командам разрешены лишь три перестановки в ходе одной встречи. Однако с нынешнего мундиаля сборным дали право производить еще одну замену — в случае если матч переходит в дополнительное время. Первым игроком, который испытал на себе это нововведение, стал россиянин Александр Ерохин. Полузащитник вышел на поле на 97-й минуте игры с испанцами и помог команде удержать ничью, что в привело к историческому выходу сборной России в 1/4 финала домашнего Кубка мира. После игры 28-летний футболист дал интервью «Известиям», в котором поделился эмоциями от победы над командой Испании, рассказал об отношениях со Станиславом Черчесовым и оценил шансы россиян в четвертьфинальном матче.

— Чувствуете, что совершили нечто особенное?

— Конечно. Это просто фантастика, эмоции непередаваемые. Все очень рады, все большие молодцы. Хочется сказать огромное спасибо болельщикам — они нам действительно очень помогли.

— Есть ощущение, что задача на турнир уже выполнена?

— Нет, мы еще перед стартом чемпионата мира говорили, что будем идти поступательно. Первая планка — групповой этап, а дальше идем от матча к матчу. Так что двигаемся вперед.

— За время проведения чемпионатов мира вы стали первым игроком, который вышел на замену четвертым. Получается, вошли в историю еще до победы?

— Честно говоря, для меня это не стало неожиданностью. Мы с ребятами на скамейке обсуждали, что на этом турнире введено такое правило, я об этом помнил и знал. Конечно, очень приятно, что Станислав Саламович в такой ответственной момент доверил выйти на поле именно мне. Я старался выложиться на все 100% и сделать всё, чтобы не подвести тренерский штаб. А о том, что я — первый игрок в истории мундиалей, который вышел на поле в результате четвертой замены, даже не задумывался. Это не столь важное достижение.

— В такой матч, наверное, было очень тяжело «зайти», ведь был риск нарушить игровые связи...

— Да, мы очень много оборонялись в этой игре. Безусловно, есть своя специфика в том, как выходить на поле при такой тактике ведения матча. Но я отдал все силы, чтобы постараться помочь команде в то время, которое было мне отведено.

— Для вас этот чемпионат мира стал дебютным. Испытываете особые чувства?

— Дебютировать на таком турнире, еще и в родных стенах — дорогого стоит. На групповом этапе я не был готов полностью из-за повреждения, но к плей-офф восстановился и понимал, что могу выйти на поле в любую минуту. Морально настраивал себя на это.

— Главным героем матча стал Игорь Акинфеев. Как команда отблагодарила его после игры?

— Еще на поле все к нему подбежали. А вот поздравить в раздевалке уже не получилось. Игоря сразу же забрали на допинг-проверку. Наш капитан просто лучший. Все ребята ему очень благодарны.

— Команды держала в голове такой исход матча? Готовились перед игрой к серии пенальти?

— Все понимали, что исход матча непредсказуем, и серию пенальти мы не исключали. Отрабатывали этот элемент перед встречей с испанцами, но полностью подготовиться к нему просто нереально. По сути, нельзя даже предугадать, кто из игроков останется на поле к моменту пробития пенальти.

— В ходе турнира у болельщиков появилась вера в команду и ее тренера. А у самих футболистов отношение к Станиславу Черчесову во время мундиаля не поменялось?

— С первого дня, как только мы собрались вместе, все ребята верили в Станислава Саламовича. Верили в то, что он говорит, верили, что мы можем это реализовать. Понимали, что если сделаем то, что он от нас требует, сможем добиться результата.

— Нынешний успех сборной России сопоставим с тем, когда команда взяла бронзу чемпионата Европы в 2008 году?

— Мне сложно судить. Все-таки сейчас мы — другая команда. Из той сборной в нынешнем составе остались только Игорь Акинфеев, Владимир Габулов, Юрий Жирков и Сергей Игнашевич. Сейчас мы пишем свою историю и живем сегодняшним днем. Да и нет времени проводить параллели, нужно готовится к следующей игре.

— Перед игрой с испанцами многие эксперты говорили, что это — непроходимый соперник. Теперь они же заявляют о том, что команда Испании сыграла очень слабо. Не обидно, что кто-то пытается принизить ваши достижения?

— Откровенно говоря, я не читал, что говорили до этого матча и что говорят после него. Для меня главная задача — доказывать все на футбольном поле и не ориентироваться на какие-то внешние оценки.

— Получается, на время турнира вы полностью абстрагировались от всего?

— Конечно, какая-то информация все-таки доходит. Но в преддверии матча я стараюсь не слушать никого, кроме тренера.

— Говорят, наша часть турнирной сетки и путь к финалу выглядят гораздо проще параллельной. Согласны?

— Мне кажется, так говорить не совсем правильно. Когда идет плей-офф, результаты непредсказуемы. Все видят, как вылетают фавориты — Португалия, Испания. В конечном итоге в финале всё равно сыграют две сильнейшие команды. Поэтому не стоит придавать особого значения тому, в какую часть турнирной сетки попали те или иные сборные.

— В четвертьфинале вам предстоит встретиться с командой Хорватии. Как оцените этого соперника?

— Очень серьезный оппонент, многие даже называют хорватов фаворитами турнира. Они здорово показали себя на групповом этапе, набрав максимум очков. Нам будет очень непросто.

— Со сборной Данией было бы попроще?

— Я бы так не сказал. Они тоже провели хорошие матчи на групповом этапе, вышли из сложной группы. В плей-офф не может быть соперника лучше или хуже. Думаю, наша сборная это уже многим доказала.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир