Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В США продолжается рассмотрение дела Пола Манафорта, экс-главы штаба Дональда Трампа. Звучит много заявлений о его якобы существующих связях с Россией и бывшими украинскими властями. Но немногие помнят, что одно из главных обвинений в адрес Манафорта связано с нарушением закона о лоббизме. По мнению следствия, он платил европейцам в интересах украинских политических сил, обманывая легальные лоббистские компании. Это, конечно, не так страшно, как его (до сих пор не доказанные, кстати) связи с Россией, но способно поставить крест на карьере политика в любой стране, где есть более или менее развитый институт лоббизма. Ведь если закон позволяет продвигать те или иные решения, а человек всё равно платит «мимо кассы», он точно что-то скрывает. 

Нужен ли такой закон в России? Дискуссии об этом идут со времен распада СССР. За это время парламентарии внесли в общей сложности пять проектов федеральных законов. Вопрос стоял в думской повестке от созыва к созыву и даже не раз обсуждался внутри президентского совета по противодействию коррупции. Но закон о лоббизме в России до сих пор не принят, и этот институт по-прежнему работает вне правового поля, без четких и ясных правил игры.

Главная причина такого состояния дел — в неоднозначном понимании лоббизма. С 1990-х годов у людей осталось впечатление, что эффективнее всего вопросы решаются через взятки и откаты. Все помнят коробку из-под ксерокса, набитую деньгами, которая перемещалась по кабинетам власти. На таком фоне лоббизм часто звучал как синоним коррупции.

Но сегодня ситуация кардинально изменилась. Легализация лоббизма теперь рассматривается в увязке с развитием российского антикоррупционного законодательства. Оно уже включает более 100 нормативно-правовых актов и постоянно совершенствуется с акцентом на профилактику коррупционных правонарушений.

Одновременно созданы все необходимые механизмы для реализации принятых законов. Коммуникация между гражданами, организациями и властью становится всё более прозрачной: движение документов проще отслеживать с помощью информационных систем, с обычного мобильного телефона. Мы выстраиваем систему «одного окна» и МФЦ, чтобы там, где раньше вопросы решались с помощью взяток, теперь граждане получали нормальное сервисно ориентированное обслуживание.

И сейчас уже очевидно, что институт лоббизма необходимо ввести в правовое поле. Ведь он является логическим развитием антикоррупционного законодательства: базовый закон позволит установить четкие правила и закрыть последние лазейки для коррупционеров.

Тем более, что как явление лоббизм уже занимает в обществе и экономике значимое место. В ведущих российских вузах, в том числе МГУ и ВШЭ, студентов обучают профессиональной лоббистской деятельности. Создан Национальный союз лоббистов, работает российский интернет-портал о лоббизме. Фактически каждое объединение, каждая ассоциация так или иначе продвигает интересы определенной группы. В рамках действующего законодательства этим занимается и Торгово-промышленная, и Общественная палаты, Фонд Кудрина по развитию гражданских инициатив, «Деловая Россия», «Опора России» и многие другие. К слову, российский бизнес активно пользуется иностранными лоббистскими институтами. Так, например, в свое время Центр Хруничева с помощью профессиональных американских лоббистов избежал включения в санкционный список США.

Возможно, от принятия базового закона удерживает отсутствие ответа на главный вопрос: «Каким должен быть институт лоббизма?» Я глубоко убежден, что он должен находится под государственным контролем, его нельзя отдавать в руки саморегулируемых организаций. Также нельзя допускать вмешательства лоббистов во власть, чтобы они формировали повестку органам власти.

Другими словами, нужен управляемый со стороны государства и абсолютно прозрачный для общества лоббизм. Все лоббисты должны пройти соответствующую процедуру аттестации. Для них необходимо установить квалификационные требования — например, высшее образование и трех-пятилетний опыт работы в той сфере, которую человек продвигает. Дальше — регистрация и создание открытого реестра лоббистов. Они должны регулярно отчитываться о своей деятельности. На мой взгляд, было бы целесообразно поручить контроль за соответствующими отчетами Минюсту и Налоговой службе.

Необходимо также закрепить понятие лоббистской декларации, в которой будет четко указано, кто выступает заказчиком, каковы цель лоббирования и доходы от этих услуг. В основе должно лежать соглашение, агентский договор между заказчиком и исполнителем.

Конечно, находиться под таким колпаком и вести абсолютно прозрачную деятельность понравится не всем. Но государство будет знать, что интересует или беспокоит те или иные группы граждан и сообществ, и принимать превентивные меры. Появится возможность контролировать эту деятельность и соответствующие финансовые потоки.

Некоторые вопросы относительно института лоббизма еще предстоит проработать. Например, нет единодушия по поводу того, кто может выступать лоббистом и кто станет главным регулятором в этой сфере. Необходимо также решить вопрос об ответственности за нарушения. Она должна быть аналогичной действующим санкциям за коррупцию.

К проработке законопроекта необходимо привлечь самую широкую группу экспертов, бизнес, парламентариев, правительство. Такой закон должен родиться на очень качественной дискуссионной площадке — в Госдуме, Совете Федерации или ТПП РФ, чтобы самые жаркие споры в конце концов привели нас к единому знаменателю.

Автор — заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир