Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Инвестиционный климат, геополитические сложности, режим санкций в настоящий момент делают практически невозможным полноценную экспансию российских технологических компаний на новые рынки. Но они все равно выбираются из стартапов на международный уровень и при этом пусть даже в узких сегментах, но лидируют, что уже само по себе удивительно.

Отмечу одну важную особенность. То, что мы сегодня понимаем под успехом, как правило, связано не с преимуществом той или иной конкретной технологии, а именно с захватом доли рынка, с оказанием сервиса. То есть чем больше по размеру сервис, тем большую долю рынка он открывает, тем больше он известен. Мы очень хорошо знаем компании, которые делают очень хорошие медийные продукты, или компании, продуктами которых мы пользуемся каждый день. В первую очередь это продукты, возникающие вокруг так называемой группы FAMGA (Facebook, Apple, Microsoft, Google, Amazon) и некоторых других компаний.

У российских компаний нет шансов и нет возможностей стать компаниями такого типа. Необходимо четко давать себе отчет, что в нынешних инвестиционных условиях фирмы российского происхождения просто не будут допущены для работы с данными и компаниям не дадут получить такое количество данных, которые доступны сегодня тем же Facebook или Alibaba.

Но при этом остаются сегменты, в которых российские фирмы вполне успешны. В первую очередь это компании, в основе которых лежит не маркетинговое, а научное преимущество. Именно это является нашей нишей на мировых рынках, и именно с этим связаны наши главные успехи за последние годы. И именно на это необходимо делать ставку. Потому что большие рынки пока нам недоступны, но наращивать экспертизу компетенций в более узких сегментах мы вполне можем, более того, обязаны.

Если посмотреть на компании такого типа, то мы увидим несколько ярких примеров успеха, хотя о них и не так часто пишут в газетах. Российские фирмы умеют создавать продукцию мирового уровня в области компьютерного моделирования. Пример успеха — проект «Кортеж», в котором важную функцию компьютерного моделирования, проектирования конечного изделия выполнило ООО Лаборатория «Вычислительная механика» (CompMechLab) из Санкт-Петербурга.

Мы видим такие компании, как новосибирская OCSiAl, которая лидирует на мировом рынке нанотрубок и является мировым монополистом на этом рынке. Или такие, как «Таврида Электрик» — лидер в своем сегменте рынка интеллектуальной энергетики.

В основе успеха этих и многих других компаний лежит именно научное превосходство, которое обеспечивает им настолько безусловное лидерство, настолько серьезное преимущество над конкурентами, что перебивает своим качеством неблагоприятные маркетинговые условия.

Поэтому, конечно, сейчас нет смысла пытаться вырастить новый Facebook родом из России, это слишком сложно. Но резко расширять линейку сотрудничества между наукой, технологиями и бизнесом, в котором возникают продукты с сильной наукой внутри, — это правильная стратегия. На это направлены и Национальная технологическая инициатива, и Стратегия научного технологического развития, и майские указы президента Владимира Путина.

Важно то, что чем больше у компании научного потенциала, тем сложнее конкурентам бороться с ней, и тем она устойчивее при резких колебаниях, связанных с экономикой, с политикой, с другими факторами. Если где-то и есть путь успеха, то он именно здесь.

Автор — директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив, соруководитель группы «Кадры и образование» программы «Цифровая экономика»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир