Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Перед нами откроется совершенно другое будущее»
2018-05-22 11:00:45">
2018-05-22 11:00:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Для увеличения несырьевого экспорта из России и выполнения поручений президента по росту поставок российских товаров за рубеж понадобится порядка 1,5 трлн рублей в течение шести лет. В эту сумму входят, в частности, меры по модернизации логистической инфраструктуры, финансовой и нефинансовой поддержке. Об этом в интервью «Известиям» рассказал новый генеральный директор Российского экспортного центра Андрей Слепнев. По его словам, все намеченные главой государства цели достижимы, однако для этого необходимо поменять менталитет бизнесменов и чиновников. Андрей Слепнев уверен, что политика по поддержке несырьевого экспорта будет сохранена, и это позволит к 2024 году построить совсем другую модель экономики.

Ставка на экспорт

— Сегодня стартовал Санкт-Петербургский экономический форум. Какие соглашения РЭЦ планирует подписать в его рамках?

— Мы проработали ряд важных соглашений. К примеру, мы планируем подписать документ о партнерстве с правительством Сербии, а также российской и сербской компаниями о создании крупной совместной производственной киностудии. Есть ряд соглашений с немецкими партнерами. В частности, с Восточным комитетом германской экономики и Германо-российской внешнеторговой палатой. Конечно, у нас запланированы подписания документов о сотрудничестве с рядом регионов, в том числе с Нижегородской, Ленинградской, Орловской, Ивановской областями. В рамках форума мы подпишем и привычные соглашения с экспортерами. У нас запланировано соглашение с одним из крупнейших производителей фторполимерной продукции в мире — компанией «Галополимер». В рамках РЭЦ у нас предусмотрена такая поддержка, в результате которой компания сможет локализовать свое производство в Южной Корее, что должно позволить в несколько раз увеличить поставки товаров на азиатский рынок.

Президент России Владимир Путин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Президент Владимир Путин в новом майском указе дал поручение, касающееся развития несырьевого экспорта средних и малых предприятий, а также индивидуальных предпринимателей. Как вы планируете вовлекать в эту работу малый бизнес?

— Работа со средними предприятиями имеет большой потенциал. Мы намерены существенно расширить линейку услуг поддержки экспортеров, наши предложения войдут в новый национальный проект, который включит в себя действующий приоритетный проект правительства по поддержке несырьевого экспорта. Нам предстоит развивать специальные программы поддержки на внешних рынках для средних предприятий. Также будут разработаны новые меры регуляторного и финансового характера, мы будем предлагать оптимизировать налогообложение, а также таможенный и валютный контроль. К этому процессу будут подключены и региональные власти. Если мы соберем все эти ресурсы в специальную программу, я думаю, эффект будет.

Для малых предприятий и индивидуальных предпринимателей ключевым инструментом должны стать каналы электронной торговли. РЭЦ работает в этом направлении, открывает национальные павильоны на крупнейших азиатских площадках. Пока эта работа в самом начале — не так много предприятий пользуются этими услугами, да и мало кто о них осведомлен. Но тем не менее электронная торговля — это инструмент, который даст возможность быстро и без посредников представить свои продукты на целевых и перспективных рынках.

— Президент поставил задачу увеличить экспорт промышленных и сельскохозяйственных товаров. В стоимостном объеме несырьевой экспорт должен увеличиться до $250 млрд. Насколько сложно достичь этих цифр?

— Надо признать, что базовый уровень у нас пока не очень высок. Нам всем предстоит сформировать, образно говоря, моду на международную торговлю, чтобы бизнес понимал, что «круто» работать на экспорт, а не замыкаться только на внутреннем рынке и надеяться на государственный заказ. Надо учиться мыслить глобально — выход на внешние рынки открывает огромные возможности. Для этого нужно менять мировоззрение как у наших предпринимателей, так и у представителей власти, будь то федеральная или региональная власть. Лед тронется, если ориентация на экспорт будет выстраиваться параллельно с трансформацией промышленной, сельскохозяйственной и торговой политики. Меры поддержки должны быть адресованы тем предприятиям, которые показали свою эффективность и развиваются глобально, продвигая Россию на мировой арене.

Вы спрашиваете, сложно ли достигнуть установленных цифр? Я скажу так: если мы останемся в той парадигме, которую мы до недавнего времени исповедовали, если менталитет регуляторов и самих бизнесменов сохранится, то достигнуть этих показателей будет практически невозможно. Но если мы все-таки начнем меняться и выходить из зоны комфорта, то достижение установленных президентом цифр — более чем реально!

— Также у президента было отдельное поручение про экспорт услуг (предоставление услуг производственного или потребительского характера за границей) — увеличить его до $100 млрд. Как идет работа в этом направлении?

— У нас большой потенциал по экспорту услуг, потому что они доступные и качественные. Это, в первую очередь, транспорт, туризм, деловые поездки, IT-решения.

Также мы активно стали развивать наши креативные индустрии. Они очень востребованы за рубежом. Весь мир смотрит «Машу и медведя», «Смешариков», «Снежную королеву» и даже советскую классику.  

— На какую сумму уже продали?

— По данным исследования Фонда кино, с 2015 года количество российских картин, вышедших в прокат на территориях иностранных государств, увеличилось с 43 до 62 фильмов. Совокупный объем продаж российского киноконтента на иностранные рынки в 2017 году составил около 1,2 млрд рублей. В целом, всё это подтверждает интерес зарубежного зрителя к российским проектам. Для нас это элемент «мягкой силы», который позволяет формировать позитивный имидж России за рубежом.

Механизм поддержки

— Скоро начнется подготовка проекта бюджета на 2019 год. Вы будете предлагать Минфину увеличение трат на поддержку несырьевого экспорта?

— Безусловно. Прежде всего должны быть дополнительные ресурсы по линии отраслевой политики на то, чтобы предприятия проводили программы модернизации, повышения конкурентоспособности. Далее — логистика. Также необходимо масштабирование поддержки РЭЦ, особенно финансовых мер поддержки. Без этого не обойтись, если мы хотим получить рост несырьевого экспорта. По этим статьям расходов сейчас идет активная дискуссия.

Также нам поручено разрабатывать конкретный механизм по снижению издержек, возникающих в ходе экспортной деятельности, а также минимизировать барьеры государственного регулирования внешнеторговой деятельности. Нам нужен хороший сервис и документарная поддержка предприятий. Речь идет, в частности, о создании «единого окна», внедрения риск-ориентированного подхода, в том числе и в валютном законодательстве. Современные технологии дают нам возможность анализировать конкретные сделки, что позволяет точечно реагировать на нарушения и не создавать препятствия для добросовестных компаний. В отношении отдельных товаров и услуг валютный контроль необходимо упростить. Иными словами, наш первый пакет мер — это либерализация административных процедур.

— Сколько всего средств необходимо для реализации всех мер?

— Если брать всё целиком, то не менее 1,5 трлн рублей на шесть лет. Но это максимальные оценки, еще предстоит оптимизация. Сюда входят меры отраслевой политики, модернизация логистической инфраструктуры, другие меры финансовой и нефинансовой поддержки.

На весь мир

— В какие страны в прошлом году российские экспортеры поставили больше всего продукции?

— Традиционно лидируют страны СНГ: для несырьевого неэнергетического экспорта это примерно четверть поставок. Затем идет Юго-Восточная Азия. Далее уже Западная Европа, Ближний Восток и другие регионы. Если смотреть по странам, то основной наш партнер по неэнергетическому экспорту — это Китай, затем идут Казахстан и Белоруссия, а затем другие рынки — США, Турция, Египет, Нидерланды.

— Работа с США не ухудшается на фоне геополитических процессов?

— Бизнес есть бизнес. Россия входит в 25 крупнейших партнеров США по импорту. Так, в 2017 году несырьевые поставки из России в США выросли на 22,2%, составив $7,2 млрд, а это больше 65% в общей структуре нашего экспорта в страну. Среди основных статей экспорта — алюминий, чугун, металлы платиновой группы, но также мы поставляем ракетные двигатели, удобрения, синтетический каучук, шины и многое другое.

Рабочий цех чугуноплавильного завода

Фото: РИА Новости/Александр Кондратюк

— А есть задача выходить на нетрадиционные, необычные рынки? Например, на рынок Северной Кореи или Африки?

— Конечно, потенциал отдельных новых рынков высокий, и политика в этом отношении продвигается достаточно последовательно. В частности, речь идет о Латинской Америке и Африке. В апреле, например, у нас была большая миссия для авиастроительных компаний совместно с Афрэксимбанком. Более того, мы рассматриваем вопрос создания представительства на африканском континенте. И другие рынки, конечно, нам интересны. Нужно определиться, какое место российские компании могут занять на них.

— Недавно в регионах был введен экспортный стандарт, который содержит унифицированные подходы по созданию благоприятных условий для экспорта с учетом региональной специфики. Расскажите о результатах этой работы, и как вы оцениваете региональную инфраструктуру?

— Мы будем актуализировать региональный стандарт с учетом задач по национальным целям развития и по увеличению экспорта. Очевидно, что эту инфраструктуру необходимо ориентировать на конкретную поддержку, сделать ее более клиентоориентированной. Мы сейчас планируем уточнить наши образовательные программы в рамках «Школы экспорта». Также хотим сделать специальные программы для региональных команд продвижения экспорта, чтобы подготовленные специалисты могли оказывать системную поддержку предприятиям, помогать потенциальным экспортерам правильно выстраивать свою программу развития, повышать конкурентоспособность продукции.

Идем на Восток

— Ранее вы упомянули об открытии российских павильонов на крупных азиатских онлайн-площадках. Какие наши товары там сейчас представлены?

— Наши павильоны пока еще находятся в стадии становления и раскрутки. Там сейчас представлены в основном потребительские товары: продукты питания и одежда. Ассортимент нужно будет расширять.

Но развитие экспорта продуктов питания, к слову, очень перспективно. У нас есть возможность нарастить поставки российского продовольствия в Китай. Там оно сегодня обладает высокой конкурентоспособностью, поскольку является экологически чистым. Но продукты питания — тема тонкая. Здесь главную роль играет логистика. В рамках расширения приоритетного проекта по поддержке несырьевого экспорта в наш новый национальный проект нужно включить лучшие практики по выстраиванию системы для поставки продуктов, в том числе и в Китай.

— Кстати, о логистике. В прошлом году РЭЦ запустил экспортный железнодорожный маршрут из Калужской области в Китай. Насколько он оказался успешным?

— Мы считаем эту работу очень перспективной. К тому же у нас есть правительственное поручение проработать совместно с Минсельхозом и транспортными компаниями развитие агрологистической системы, ориентированной на эти маршрутные поставки.

Фото: РИА Новости/Евгений Одиноков

— В какие направления могут быть запущены новые поезда?

— Давно идут разговоры о поставках рыбы из Дальнего Востока в Западную Европу. Также могут быть поставки наших продуктов в Азию и на Ближний Восток, в частности, поставки сертифицированной халяльной продукции.

Не только нефть 

— Правительство начало активную работу над поддержкой несырьевого экспорта, когда сильно подешевела нефть. Сейчас ее цена держится на довольно высоком уровне, а крупнейшие рейтинговые агентства прогнозируют рост стоимости нефти до $90 за баррель. Сохранится ли у правительства такое же рвение по поддержке несырьевого экспорта, если цена на нефть снова будет высокой?

— Указ президента о национальных целях, в котором перечислены задачи по развитию несырьевого экспорта, был подписан в начале мая, когда уже все тренды были налицо. Убежден, что политика по поддержке экспорта будет сохранена, и мы сможем прийти к тому, чтобы страна зарабатывала не только на ресурсах и энергетических товарах, а в том числе на успешной экспортной политике и наращивании поставок несырьевых неэнергетических товаров. Если нам удастся к 2024 году построить такую модель экономики, тогда перед нами откроется совершенно другое будущее.

 

Загрузка...