Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Весь май Рижский русский театр гастролирует в России. Четверть века у нас не было таких масштабных выездов. Мы побывали в четырех городах России, в том числе — в Москве, где показали спектакль «Не все коту масленица» на прославленной сцене Малого театра. Эта постановка — своего рода визитная карточка труппы, во всех смыслах русский спектакль, что очень важно для Риги и русскоязычного населения. Он сделан в лучших традициях психологического театра с вкраплением музыкальных элементов — частушек и народных песен.

Во время гастролей, да и до них меня часто спрашивали коллеги из России: «Как же вы там живете?» Расскажу. Я не люблю слово «выживать», потому что по отношению к театру оно звучит как-то неуместно и стыдно. И сложности, конечно, есть. Но при всем этом мы держимся достойно. Ситуация во всех государственных театрах Прибалтики примерно одинакова. Мы финансируемся министерством культуры. Конечно, мы не самый любимый «ребенок», но чиновники от культуры отдают нам должное: так, недавно у нас прошла грандиозная реконструкция. Сегодня наш театр по оснащению один из лучших в Восточной Европе.

Я могу говорить о положении русских театров не только в Латвии, но и в соседних Литве и Эстонии. Это три прибалтийских государства, который оказались в Евросоюзе. А следовательно и мы — три русских театра — теперь стали европейскими. С остальными коллегами из бывшего СССР мы общаемся на фестивале «Встречи в России» в Питере. Все говорят, что мало денег. Но это можно услышать в любые времена. Да, денег действительно не хватает. Но жаловаться — не выход. К имеющейся господдержке нужно изыскивать дополнительные средства. Деньги, как известно, приходят к успеху.

Под успехом я имею в виду хорошие спектакли, которые привлекают зрителей и вызывают похвалы критиков. Те театры, где это получается, живут не так уж плохо. У нас в репертуаре 18 названий. Три из них — фестивальные. Они не пользуются большой популярностью у публики, зато ценятся профессионалами и позволяют артистами расти и развиваться. Есть у нас в репертуаре и детские постановки — «Дюймовочка» и «Снежная королева». Уверен, что зрителя нужно растить с младых ногтей. Впрочем, мы ориентируемся на зрителей всех возрастов: у нас и молодежные спектакли, и вещи для старшего поколения.

Но важно, что мы работаем не только для русских, оставшихся в Латвии, но и для латышских зрителей. Театр — это островок русского языка и культуры, на котором мы официально говорим со сцены на русском. Но к нам приходят зрители всех национальностей. Все, кто хотят познакомиться с великой культурой страны Чехова и Островского. Причем, что самое интересное, в нашем театре спектакли идут с синхронным переводом на латышский, а латышские театры, напротив, стали делать перевод на русский. То есть у нас идет конкуренция за русскоязычного зрителя.

Пожалуй, главной проблемой остаются кадры. Конечно, мы приглашаем для работы российских режиссеров, сценографов и композиторов. Но где взять актеров в русский театр в Европе? Каждый театр выходит из положения по-своему. В 2010 году мы впервые набрали курс при Латвийской академии культуры. Выучили 14 человек, и все они сегодня играют в театре. Кроме того, мы собрали 12 человек и отправили их в Школу-студию МХАТ. Однако из них осталось лишь четыре артиста. Остальных забрал к себе Олег Табаков. Он меня предупредил: ребята отработают у тебя по договору три года, а после таких-то ребят я приглашу в Москву.

Эстонские коллеги пошли по пути нашего театра и тоже в свое время отправили курс к Олегу Павловичу. А в Литве студентов обучал Енес Вайткус — худрук и директор русского театра в Вильнюсе. В общем каждый решает проблему, как может. Но главное, несмотря ни на что русским театрам в Прибалтике удается сохранить и коллективы, и интерес зрителей, и традиции нашей великой родины.

Автор — председатель правления Общества гарантов Рижского русского театра имени Михаила Чехова

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...