Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Итак, новый нюанс в деле Скрипалей. Специалисты Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), кажется, определили количество примененного «Новичка». От 50 до 100 г. По крайней мере, так вроде бы сказал Ахмет Узумджу, генеральный директор ОЗХО в интервью New York Times. Об этом написано в статье некоей Эллен Барри с цитатами от самого господина Узумджу. Материал Large Dose of Nerve Agent Used in Attackin Britain, Says Weapons Watchdog имеется на сайте издания, желающие могут ознакомиться. Это к вопросу о возможных фейках.

Приведу цитату от Ахмета Узумджу.

«В исследовательских целях или для защиты вам потребовалось бы, к примеру, от 5 до 10 г или около того, однако в Солсбери мог быть применен даже больший объем, точное количество неизвестно, мне говорили, это может быть 50, 100 г, что превышает объем для исследований или защиты».

В этом тексте присутствует несколько страховок. Во-первых, его автор — журналист, и если что-то поймут не так, как надо, всегда можно сослаться на неточность передачи слов. Во-вторых, господину генеральному директору так «говорили». И в третьих, точной цифры так и не названо: «может быть 50, 100 г».

Как и во всех прочих информационных поводах по этому делу, остается обсуждать газетный материал New York Times, а не данные отчетов. Попробуем, потому что даже в нем имеется еще несколько характерных моментов.

Сделана специальная оговорка — «в исследовательских целях или для защиты». Для чего? Это очевидно — появилось слишком много информации о том, что синтез данной гадости не является эксклюзивной технологией мрачных сибирских лабораторий. Она легко производится и в британском исследовательском центре, и в аккредитованных лабораториях ОЗХО, и даже — в химических лабораториях Чехии. Той самой Чехии, которая совсем недавно стояла в негодующей позе и требовала не упоминать ее в связи с этим делом. А, собственно, почему не упоминать? Как раз этой стране отведена в НАТО специализация — радиационная и химическая защита. И ее соответствующие военные подразделения неоднократно участвовали в мероприятиях НАТО именно в данной роли. Синтезировали в Чехии «Новичок»? Президент Земан сказал, что да. Когда и сколько? «Для исследовательских целей».

Напомню, «сотрудничество с Великобританией» предлагается России от имени коллективного Запада по двум вопросам: первый — «признайтесь, что это сделали вы», либо второй — «признайтесь, что эту отраву украли с ваших тайных складов». Вот и весь выбор. Можно было бы спросить, а не с ваших ли складов это украли? А нельзя. Потому что «г-н Узумджу сказал, что если западные лаборатории произвели «Новичок» для исследовательских целей или разработки противоядия, они создали бы меньшее количество, чем то, что использовано в нападении 4 марта». Изящно. То есть у нас не могли, потому что не могли, а у вас могли, потому что вы — такие.

Историю с найденным BZ в пробе, проанализированной в Швейцарии, похоже, пытаются окончательно слить. Англичане заявили, что сами добавили BZ в пробу, чтобы выяснить компетентность швейцарской лаборатории. Вот так: захотели и добавили. Напомню, что анализ предоставленных Великобританией проб считается в ОЗХО неоспоримым доказательством. А что еще добавили? Свежего и особо чистого «Новичка» для усиления достоверности анализа? А до введения британских добавок в пробу «Новичок» там вообще был, кто-нибудь это видел?

ОЗХО собирается внести нервно-паралитическое вещество класса «Новичок» в свой список контролируемого химического оружия. Новый химикат в него включают впервые с 1993 года. Кстати, какой именно? В группе «Новичка» вроде как несколько веществ. Именно тот, нужный? А другие, значит, ОЗХО не интересуют, раз команды не было.

После дополнения списка странам —подписантам Договора об ОЗХО надо будет объявить о производстве или запасах вещества свыше 5–10 г, необходимых для исследовательских целей. Соединенные Штаты и Великобритания, разумеется, скажут, что у них нет. Им просто поверят. А России — сразу не поверят. Снова цитата из New York Times:

«Россия отрицает накопление нервного агента. Но британские официальные лица говорят, что у них имеются доказательства того, что он есть». Есть, и всё.

Когда в США выходила книга с описанием яда и заявлялись патенты на данную тему, «Новичок» был неинтересен. Зато сейчас есть повод поинспектировать Россию. Список российских объектов уже формируется, и частично уже озвучен: исследовательский центр в Шиханах, штаб-квартира ГРУ. В России есть много мест, которые интересны «независимым экспертам». Можно спрогнозировать и будущий заголовок в той же New York Times: «Русские скрывают что-то, потому что мы ничего не нашли». А если русские не пустят куда-то, так именно это и нужно.

Но вернемся в Солсбери. Цитата из статьи: «Следователи сказали, что вещество было применено к двери дома г-на Скрипаля и что оно, вероятно, просачивалось сквозь кожу в течение нескольких часов, что и привело к потере сознания после того, как они покинули ресторан в центре Солсбери».

50 г (поверим в озвученный от имени ОЗХО минимум использованного яда) намазано на дверную ручку. Все влезло и не утекло на порог? И отравляемые люди за несколько часов не помыли руки? И 50 г особо токсичного нервно-паралитического агента не убили половину Солсбери, а только повредили здоровью несчастного констебля, посетившего дом? Может, яд успел разложиться?

А вот и нет. Снова цитата: «Одну вещь, возможно, важно отметить, что нервный агент, похоже, очень устойчив, — сказал он. — На него не влияют погодные условия. Это реально объясняет, почему его смогли идентифицировать после значительного промежутка времени. Мы понимаем, что он также был высокой чистоты».

Любопытно, что признание об исследовании «Новичка» на Западе всё же сделано. Это уже хотя бы не отрицается. И при этом стойкость яда на местности и скорость распада во времени никто не удосужился проверить. А что тогда исследовали? Токсичность и методику применения? А зачем? Или реальная стойкость вещества на самом деле куда ниже, а просто надо хоть чем-то оправдать дикое количество особо чистого яда, найденное в так называемых пробах, взятых неизвестно с какой точки и явно сильно позже самого «факта применения»?

И снова вопрос: антидот на «Новичок», что, в любой аптечке есть? Кто и как определил признаки отравления именно им, откуда этот человек знал соответствующие признаки, когда и какой применён антидот? Сколько было наработано антидота и для какой цели, ведь данное отравляющее вещество отсутствует в списке химического оружия и его только сейчас туда будут вводить?

Есть в статье и снова упоминание об аэрозолях. Так это была дверная ручка или не ручка?! Но любопытно даже не это.

Цитата: «Если вы примете необходимые меры, вы можете использовать его в качестве жидкости». Конечно. Легко представить себе русского шпиона в костюме химзащиты, мечущегося с кружкой «Новичка» по Солсбери и обливающего дверную ручку, а потом судорожно допивающего остатки яда, съедающего кружку и закусывающего русским антидотом. После чего шпион растворяется в пространстве вместе с оборудованием, не оставляя следов. Только со Скрипалей, гуляющих по Солсбери, почему-то какие-то капли летели на скамейки и стулья. Но Солсбери в целом для населения безопасен, как уверяют британские официальные лица, хотя и некоторые токсичные «горячие точки» будут чистить несколько месяцев. Так остался яд на местности или там «безопасно»?

В общем, история явно выдыхаться не собирается. Сделаны слишком большие ставки, которые будут отыгрываться до последнего. Проблема только в том, что «наши партнеры» Россию обыграть желают, а правил игры не придерживаются никаких. Так, может, давно уже и никакие не «партнеры»?

Автор — военный эксперт, кандидат химических наук, специалист в области радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир