Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
После праздника
2018-04-27 19:45:20">
2018-04-27 19:45:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Завершившийся 40-й ММКФ остался в памяти как один из самых интересных за последние годы — много интересного было и в конкурсе, и в специальных программах, и в ретроспективах. Кинообозреватель портала iz.ru выбрал 10 фильмов, которые по итогам праздника кино абсолютно необходимо посмотреть каждому синефилу.

«Лицо»

Польша, 2018, Малгожата Шумовска («Время женщин») 

Фото: ПРОвзгляд

Провинциальный балбес-металлист с лучезарной внешностью и полным набором футболок «Металлики» проваливается внутрь строящейся в его округе самой большой статуи Иисуса Христа (больше, чем в Рио) и чудом остается в живых, лишившись, правда, своей ангелической физиономии. Теперь на ее месте — добротно сработанный пельмень, максимум, на что способна сегодня польская пластическая хирургия. Обладатель Гран-при жюри последнего Берлина — едкий, смешной (особое внимание на предельно неполиткорректные анекдоты) и невероятно похожий на советское перестроечное кино фильм. Но как минимум великолепна сцена экзорцизма. Фильм уже в прокате, так что убедитесь сами.

«Поророка»

Румыния, 2017, Константин Попеску («Эйфория сопротивления») 

Во время обыкновенной прогулки в парке у Кристины и Тудора (Богдан Думитраке — приз за лучшую мужскую роль в Сан-Себастьяне) пропадает пятилетняя дочка — и вроде бы счастливая жизнь рушится с катастрофическими последствиями. Вроде бы канонический и идеальный фильм румынской «новой волны», заставляющий особенно впечатлительных зрителей глотать валидол пачками, — но увы, на свете существуют и те, кто знает о существовании режиссера Кристи Пуйю и его фильма «Аврора». А по сравнению с ним «Поророка» кажется совсем не ударной волной-цунами (именно так переводится название фильма), а бурей в стакане газированной воды.

«Опера о Польше»

Польша, 2017, Петр Стасик («Свободная мысль») 

Распятый сыч. Этнографические наблюдения о далеком племени, в привычку которого входит высасывание костного мозга своих усопших. Хроникальные кадры развалин — эха Второй мировой. Распятие. Еще распятие. И очень много дискомфортной, заунывной (в хорошем смысле, если таковой в принципе имеется), очень грустной атональной музыки. На первый взгляд может показаться, что это видеоряд к какому-нибудь альбому представителей «апокалиптического фолка» середины 1990-х, но на самом деле — рефлексия знаменитого польского документалиста на историю своей страны. «Каждая нация должна иметь подобную оперу», — утверждает критик Владан Петкович. Пожалуй, он прав.

«Путь Дракона» 

Гонконг–Италия, 1972, Брюс Ли («Брюс Ли. Человек-легенда») 

Фото: Азимут

Несмотря на то что ретроспектива Маленького Дракона была либо отправлена в неведомые дали вроде Новогиреево, либо оккупировала залы «Октября» с самым маленьким экраном, все, кому это было надо, получили свою порцию неземного удовольствия. Потому что как бы там ни было, а увидеть на киноэкране (бог с ним, с размером), как Брюс впервые в истории кино использует нунчаки и противостоит безусому, но вельми волосатому телом Чаку Норрису на развалинах Колизея (сцена снималась четыре дня, и до сих пор от нее перехватывает не только дух, но и все поры тела), — это очень многого стоит.

«Спутник Юпитера» 

Венгрия–Германия, 2017, Корнел Мундруцо («8 1/2 фильмов») 

Еще один представитель основного конкурса Каннского фестиваля прошлого года — злободневный настолько, насколько это вообще возможно. Во время перехода очередной европейской границы сирийский беженец получает от пограничников пулю и становится обладателем возможности левитировать. Сам он не очень понимает, что ему делать со свалившейся на голову сверхспособностью, но на территории современной Европы у него найдутся друзья и советчики. Больше всего картина похожа на микс «Пятого измерения» Пола Макгигана и «Райских птиц» Романа Балаяна — и вот честное слово, совершенно непонятно, хорошо это или плохо. Как и то, хорош или плох этот фильм, смотреть который интересно, а вспоминать немного неудобно.

«Отель «У погибшего альпиниста»

СССР, Григорий Кроманов («Век кино стран Балтии») 

Стопроцентно культовая экранизация стопроцентно культовой повести братьев Стругацких, этакое прибалтийское джалло-нуар-сай-фай-эксплуатейшен, поверить в существование которого можно только увидев фильм собственными глазами. Стругацкие задумывали «еще одну отходную детективному жанру», вослед «Обещанию» Дюрренмата, а у Кроманова получился восхитительнейший, беспримесный треш, которым мог бы гордиться и Тед В. Майклс, и Эдвард Д. Вуд – младший, и... далее по списку. Но даже у этих мастеров экрана не хватило фантазии на зомби-лыжников.

«Земля»

Италия–Франция–Нидерланды–Мексика–Катар, 2018, Бабак Джалали («Спектр»)

Предыдущий фильм Джалали «Радиомечты» у нас видели немногие (он был представлен в конкурсе кинофестиваля «Зеркало» в Плесе пару лет назад, а на пресловутых торрентах, похоже, так и не появился), однако и следующую работу имеет смысл записать в раздел «смотреть обязательно». Очень медленное, виртуозно снятое и сыгранное и, пожалуй что, на самом деле грандиозное кино про семейство «коренных американцев», которым из далекого Афганистана пришла весть о том, что один из сыновей пал смертью... а вот «храбрых» ли — это предстоит выяснить, тем более что от этого напрямую зависит сумма посмертной выплаты. Если честно, то этот в высшей степени негромкий фильм не раз и не два напрочь убирает всеми любимые «Три билборда...».

«Девичий источник» 

Швеция, 1960, Ингмар Бергман («Бергман. Известный и неизвестный»)

Фото: Видеоимпульс

Гигантская и замечательная ретроспектива одного из самых важных кинематографистов планеты дала возможность приобщиться практически ко всем обоюдоострым граням его творчества. В том числе и в плане не самого известного и популярного у нас, но очень важного фильма по мотивам легенды XIV века о лютой ненависти и святой любви. Спустя полтора десятка лет Уэс Крейвен переснимет «Девичий источник» под видом одного из самых невероятных и невыносимых слешеров о возмездии («Последний дом слева»), но и лицезрея оригинал, в какой-то момент понимаешь, что фирменную маечку с изображением персонажа модного хоррора можно уже выжимать от панического пота. Потому что так просто нельзя.

«Офелия» 

США, 2017, Клэр МакКарти («Конкурс») 

Почему-то этот фильм, впервые показанный на фестивале «Санденс», принято ругать и обфыркивать. Хотя по просмотру абсолютно непонятно, что в этом отважном и эффектном миксе «Игры престолов» и Тома Стоппарда может не понравиться. История принца Датского, рассказанная с точки зрения Офелии, сыгранной какой-то невозможно красивой Дейзи Ридли (вот ведь, была она в последних «Звездных войнах», вообще не запомнилась, а здесь глаз не оторвешь), и стилизованная под полотна прерафаэлитов — замечательное кино, способное украсить конкурс любого важного фестиваля. Оно и украсило.

«Пусть трупы позагорают»

Франция–Бельгия, 2017, Элен Катте и Брюно Форзани («Время женщин»)

Очень хорошо, что прессе этот фильм показали под самый конец фестиваля. Потому что, если уж начистоту, после этих 90 минут ничего смотреть, обсуждать и оценивать в принципе не хочется. Дуэт Катте–Форзани уже успел запомниться кому надо своими двумя предыдущими фильмами — «Горечь» (в фестивальном каталоге его перевели как «Любить») и «Странный цвет слез твоего тела». Экзерсис евротреша 1970-х годов (западные критики поминают Леоне и Тарантино, но это даже не вершина айсберга, а в лучшем случае его отражение в кофейнике), пронзительнейший и красивейший опус, в котором растворяешься, как в ванне с кислотой. Или выходишь из зала, бормоча: «Бред какой-то... Формалисты...»