Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Скончался актер сериалов «След» и «Тайны следствия» Роман Клементьев
Мир
МИД Белоруссии назвал пошлины на ввоз зерна ударом по мировой продбезопасности
Политика
Захарова завила о завершении работы над ответом на запрет вещания СМИ РФ в ЕС
Общество
Путин назвал сплоченность народа залогом всех побед
Политика
Мишустин заявил о почти стопроцентной реализации каждой шестой из 50 госпрограмм
Мир
Лавров не исключил шагов РФ по ядерному сдерживанию в случае разворота США РСМД
Наука и техника
Ракета-носитель «Союз-2.1а» с кораблем «Прогресс МС-27» стартовала с Байконура
Общество
Блогер Шабутдинов объявил о запуске информационного продукта из СИЗО
Мир
Столтенберг заявил о преображении Европы на фоне расширения НАТО
Авто
Росгвардии и ФСБ могут разрешить ездить бесплатно по платным дорогам
Авто
ГИБДД заявила об отсутствии планов вводить штрафные баллы за нарушения
Мир
РФ после ударов ЦАХАЛ по лагерю в Рафахе призвала Израиль к выполнению резолюций ООН
Мир
Президент Эстонии разрешил использовать активы РФ для помощи Украине
Мир
Дания заявила о планах позволить Украине использовать F-16 для ударов по России
Авто
АвтоВАЗ перешел на «советскую» складскую модель работы
Общество
Блогер Валерия Чекалина и ее муж подписали брачный договор
Мир
Глава Amazon вернулся на первую строчку рейтинга богатейших людей Bloomberg

Собирать и продвигать

Глава аукционного дома Sotheby's в России Ирина Степанова — о том, как способствовать мировому признанию русского искусства
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Продажи русского искусства год от года растут. Коллекционеры всё активнее покупают не только русский авангард, но и произведения XIX века, театральные эскизы и макеты, прикладное искусство... За последнее время мы продали музейного уровня полотна Ивана Шишкина, Исаака Левитана, Ильи Репина, Николая Фешина, уникальную коллекцию работ Александры Экстер. «Картина с белыми лилиями» Василия Кандинского ушла за $41,6 млн, полотно Марка Шагала «Любовники» — за $28,5 млн. Наряду с русскими, в торгах принимали активное участие зарубежные коллекционеры.

Недавно мы подвели итоги 2017 года и увидели рост в этом сегменте на 20% по сравнению с 2016-м — общая сумма составила £26,3 млн. В первую очередь активность на русских торгах проявляют, конечно, российские клиенты. После кризиса 2014–2016 годов экономика страны адаптировалась к новым реалиям, владельцы крупных состояний вернулись на рынок и снова готовы тратить на искусство большие деньги. Но у нас немало покупателей и из других регионов — США, Франции, Германии, Китая и стран Юго-Восточной Азии.

Для русского искусства в целом это очень хорошо, поскольку способствует популяризации нашей культуры, открывает ее многогранность остальному миру. А лучшего посла, чем искусство, быть не может. Интерес к нашему искусству в мире ведет к повышению уверенности наших собирателей, укреплению внутреннего диалога с музеями и, в конечном итоге, способствует развитию меценатства в России и совместной работе музеев и коллекционеров. Мы находимся внутри процесса и видим, как важен этот диалог для всех его участников.

Но здесь мы сталкиваемся с несовершенством нашего законодательства в сфере перемещения культурных ценностей. На мой взгляд, это большая проблема и главное препятствие для продвижения русского искусства на международной арене.

Недавно было сделано несколько важных шагов в этом направлении — в частности, приняты полезные поправки в закон «О ввозе и вывозе культурных ценностей». Нужно посмотреть, как они будут исполняться, насколько хорошо будет налажен диалог Министерства культуры и других органов власти. Пока действия коллекционеров и людей, которые только задумываются о приобретении предметов искусства, подпадают под очень суровые законы, предусматривающие серьезную ответственность.

Арт-рынок ждет от государства позитивных сигналов: «Мы вам доверяем! Мы уважаем вашу частную собственность, мы ценим ваши усилия!» Ситуация изменится, если вселить уверенность в коллекционеров, показать заинтересованность в их деятельности, постараться сделать приобретение и владение произведениями удобным и безопасным. Разумеется, это означает и большую ответственность со стороны самих коллекционеров. Но в основе хотелось бы видеть не тотальный запрет, а серьезный контроль при условии создания среды для функционирования художественного рынка, понятные правила игры и гарантии их выполнения.

Тогда появятся новые Щукины и Морозовы, которые привезут в страну шедевры — в том числе русского искусства. Из этого могут вырасти замечательные собрания музейного уровня, которыми мы будем гордиться. Сегодня несколько частных музеев и фондов уже ведут эту титаническую работу. Их проекты и деятельность в целом вызывают глубочайшее уважение, но им требуется помощь и поддержка.

Подчас коллекционер или частный музей не хочет вывозить работы из коллекции на международные выставки или ввозить в страну приобретенные за рубежом шедевры, поскольку экспортная пошлина может быть непредсказуемой, а сопутствующая бюрократическая процедура — очень сложной. В то время как во всем мире существует свободная циркуляция произведений искусства и опыт других стран показывает, что национальному искусству это только во благо.

Хороший пример — первый и единственный в России аукцион Sotheby’s 1988 года, когда работы малоизвестных на тот момент представителей неофициального искусства продавались с большим успехом, а сами художники положили старт успешной международной карьеры (в общей сложности аукцион принес £2,2 млн). После аукциона работы разлетелись по коллекциям Европы и Америки, а имена художников — Ильи Кабакова, Эрика Булатова, Гриши Брускина и других — были навсегда вписаны в мировой контекст.

В последние месяцы в Москве и Санкт-Петербурге прошел целый ряд круглых столов и юридических форумов, где обсуждался новый закон. Многие участники арт-рынка в ходе этих дискуссий говорили о своем желании сотрудничать с музеями и заниматься продвижением русского искусства за рубежом, в том числе современного. В России множество замечательных художников, достойных быть предоставленными в лучших коллекциях мира. Любое оживление взаимодействия в этой среде идет на благо общему процессу. И хочется надеяться, что принятие нового закона поможет оживлению арт-рынка в России.

Автор — глава аукционного дома Sotheby's в России

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир