Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ротенберг: «Важно грамотно использовать наследие олимпийского золота»

Председатель правления ФХР — о значимости победы в Пхёнчхане, развитии отечественного хоккея, поддержке мировой хоккейной общественности и будущем Олега Знарка на посту главного тренера сборной России
0
Фото: ТАСС/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В феврале 2018 года сборная России по хоккею впервые за 26 лет завоевала золотые медали Олимпийских игр. В финальном матче турнира в Пхёнчхане подопечные Олега Знарка в овертайме обыграли команду Германии со счетом 4:3. Долгожданный успех привел в восторг всю страну, следившую за ходом Игр с двойственными чувствами ввиду отсутствия на соревнованиях российского флага. На церемонии награждения наши хоккеисты исполнили гимн РФ, и этот патриотичный порыв был подхвачен российскими болельщиками, практически заглушившими своим пением звуки олимпийского гимна.

Спустя несколько недель, когда эмоции от победы на Олимпиаде улеглись, «Известия» встретились с одной из ключевых фигур отечественного хоккея — Аркадием Ротенбергом. В эксклюзивном интервью председатель правления Федерации хоккея России (ФХР) подвел итоги выступления сборной России в Пхёнчхане, рассказал о том, как правильно использовать наследие олимпийского триумфа, выделил ключевые пункты программы развития хоккея в стране и обозначил свою позицию относительно продолжения сотрудничества с главным тренером национальной команды Олегом Знарком.

— Какие чувства испытали после победного гола Кирилла Капризова в финале хоккейного турнира на Олимпиаде?

— Радость и гордость за нашу команду, за страну. С 1992 года мы не были олимпийскими чемпионами. Это — большая и очень долгожданная победа для всей России. Дополнительное единение болельщиков, всего нашего народа, повышенное чувство патриотизма. Что касается самой игры, она выдалась очень нервной. В какой-то степени нам где-то повезло, особенно если рассматривать эпизод с шайбой Никиты Гусева, заброшенной меньше чем за минуту до финальной сирены, да еще и в меньшинстве. Но правильно говорят: «Везет тому, кто везет». Результат считаю вполне закономерным. Мы провели серьезную подготовку к этим Играм, собрали очень мастеровитую и боевую команду и, откровенно говоря, ехали в Пхёнчхан только за золотом, потому что знали, что от нас ждут только победы.

— За три минуты до конца финального матча сборная России оказалась в роли догоняющей. Продолжали верить в команду?

— Третья шайба немцев, конечно, расстроила. Но даже тогда я сразу написал сообщение в Корею со словами: «Еще не вечер». Вера в команду сохранялась до последнего. Эмоции от победной шайбы — не передать. Думаю, мы все чувствовали одно и то же.

— Как проходила подготовка к Олимпиаде, и когда была сформулирована задача на Игры?

— Курс на успешное выступление на Олимпийских играх в Пхёнчхане был задан еще в 2015 году. Тогда была переформатирована работа всей сборной. Был сформирован тренерский штаб из ведущих специалистов, введены службы скаутинга и видеоанализа, усилена работа медицинской службы. Состав стал подбираться не на основе мнения одного-двух человек, а после тщательного изучения большого количества различных данных. Хоккеисты, принимавшие участие в Олимпиаде, обкатывались на Евротуре, прошли закалку несколькими чемпионатами мира. Для глубины состава был создан резерв главной сборной, который также принимал участие в международных турнирах, — олимпийская сборная. Перед выбором окончательного состава на Игры тренерский штаб имел всю картину по статистике игроков, их физическому состоянию. Для этого у нас есть специальное техническое оборудование. В онлайн-режиме мы можем отслеживать всю игру, все показатели каждого из хоккеистов в ходе матча. Большое внимание при подготовке спортсменов также уделялось психологии. А одной из главных задач ФХР было создать в сборной атмосферу семьи и такие условия, при которых весь штаб команды, включая хоккеистов, мог спокойно работать, тренироваться и играть. На мой взгляд, нам это удалось.

— Руководство ФХР как-то вмешивалось в работу Олега Знарка?

— Каждый должен отвечать за свой участок работы. Безусловно, у нас были собрания, на которых обсуждались многие моменты, все делились своими мыслями, своим видением той или иной ситуации. Но мы оградили от какого-либо внешнего давления Олега Знарка, доверившись ему целиком и полностью. Только он, как главный тренер, принимал окончательное решение относительно состава, звеньев, тактики, тренировочного процесса и прочего. Последнее слово всегда было за ним. Это, безусловно, накладывало на него и особые обязательства: он был ответственным за итоговый результат.

— Какова ваша позиция относительно будущего тренерского штаба сборной России и Олега Знарка?

— Я бы не стал ничего менять и оставил бы всё как есть на следующий олимпийский цикл. Считаю правильным продолжить сотрудничество со Знарком и его штабом. От добра добра не ищут. За время работы Олега Валерьевича у руля национальной команды он стал более мастеровитым, маститым специалистом. Но принимать решение о продолжении работы в сборной должен в первую очередь сам Знарок.

 — Несмотря на триумф на Олимпиаде, некоторые продолжают критиковать нашу сборную — в частности, говорят о том, что Германию надо было обыгрывать более уверенно…

— На таких турнирах, как Олимпиада, слабых соперников не бывает. Немцы на этих Играх сильно удивили. За короткий период времени они собрали хорошую команду, которая демонстрировала качественную игру на турнире.

Хоккей не является индивидуальным видом спорта, где звезды соревнуются со звездами. Это спорт, где коллективное усилие имеет принципиальное значение. Талантливая команда, где каждый тянет одеяло на себя, в девяти случаях из десяти проиграет коллективу среднего уровня, который действует организованно.

Сборная Германии на Играх в Пхёнчхане — лучший тому пример. У них отличный состав, где каждый хоккеист знает свой маневр, не сбивается на индивидуальные действия и работает на общий результат. Также в их команде есть ряд игроков, имеющих опыт выступления в НХЛ. Это их большая заслуга, что победа далась сборной России так непросто. Но и умалять достоинств нашей команды я бы не стал. А Германия доставила немало проблем не только нам: на ранних стадиях ею были повержены Швейцария, Швеция и Канада.

— Насколько значима победа на Олимпиаде в Пхёнчхане в отсутствие на турнире игроков из НХЛ?

— Отсутствие игроков НХЛ ни в коем случае не сделало турнир менее престижным. Олимпиада — важнейшее соревнование для всех видов спорта. В нем принимают участие сильнейшие игроки Европы, большая часть лидеров всех сборных представляет КХЛ — вторую по силе лигу мира. Болельщики в Пхёнчхане стали свидетелями поистине зрелищных, красивых противостояний с подчас непредсказуемыми результатами. Ну и нельзя забывать, что отсутствием НХЛовцев была ослаблена и наша сборная. Все находились в равных условиях.

— Вы бы хотели возвращения представителей НХЛ на следующую Олимпиаду?

— Конечно. Участие звезд высочайшего уровня из сильнейшей лиги мира в таком турнире, как Олимпиада, — очень важный момент. Особенно в плане зрелищности матчей. Также это полезно для молодежи, у которой появлялась бы возможность выступать бок о бок с более мастеровитыми хоккеистами, перенимать их опыт. Но НХЛ — это бизнес-проект, сосредоточенный на зарабатывании денег. И мне кажется, что мы еще долго не увидим представителей этой лиги на Олимпийских играх.

— Как вы относитесь к отъезду российских хоккеистов за океан?

— Я всегда был против массовых отъездов российских хоккеистов в НХЛ и другие зарубежные лиги. В целом неплохо, когда у спортсмена появляется возможность выступать и тренироваться рядом с профессионалами высочайшего уровня, но я считаю, что подобного рода отъезды должны носить временный характер. Иногда даже специально можно отправлять молодых хоккеистов за океан, но на определенный срок. Съездил, поиграл там один-два года, набрался опыта и вернулся на родину радовать своей игрой местных болельщиков, приносить пользу местным клубам и сборной.

— Но ведь решение об отъезде за рубеж должен принимать сам хоккеист…

— Конечно, каждый вправе сам решать, но у нас часто происходит так, что это решение оказывается необдуманным, поспешным, а иногда и вовсе не своим собственным. Как правило, на спортсмена оказывают серьезное влияние родители или агенты. Хоккеист начинает строить воздушные замки, а в итоге за океаном карьера может не сложиться. Время тратится впустую, а наверстать его очень непросто. ФХР проводит активную работу в этом направлении с родителями и самими хоккеистами, и надо сказать, сейчас подобных случаев уже стало гораздо меньше. Отчасти и из-за того, что мы создали максимально хорошие условия для занятия хоккеем в нашей стране. Могу утверждать, что они лучше, чем в той же Европе.

— Что необходимо сделать в первую очередь, чтобы хоккеист не захотел уезжать из страны?

— Необходимо повышать престиж сборной. Хоккеист должен мечтать не о карьере в НХЛ или где-то еще, а о попадании в состав национальной команды. Нужно с детства воспитывать чувство гордости, что ты выступаешь за главную команду страны. Нужно улучшать внутренний чемпионат, работать над тем, чтобы у нас были более стабильные в финансовом отношении клубы.

— Даст ли олимпийское золото толчок в развитии хоккея в России?

— Безусловно. Но только если грамотно использовать наследие олимпийского золота. Победа — не повод почивать на лаврах и останавливаться в развитии. Наоборот, она должна еще больше нас подстегивать. Мы много работали, чтобы достичь этого. Но необходимо, чтобы победы стали носить системный характер. Это нужно для того, чтобы привлекать больше детей в секции хоккея, откуда они смогут вырасти в игроков, способных усилить главную команду страны. Здесь важно понимать, что для ФХР помимо выращивания звезд задачей первостепенной важности является сохранение и укрепление здоровья. Наша главная цель — привлечь как можно больше людей к занятиям спортом, хоккеем в частности. Особенно детей, которым при этом необходимо дать хорошее образование. В этой связи необходимо продолжать развивать детско-юношеские спортивные школы. Основное, над чем сейчас трудится федерация, — это программа развития хоккея. И детского, и массового.

— Расскажите об этой программе подробнее.

— Федерация подготовила большую программу. Речь идет о методиках, которые будут внедрены во всех российских хоккейных школах. В настоящий момент мы подготовили два пособия — для детей до 8 и до 10 лет. Впереди долгая работа по созданию пособий для всех возрастов до 18 лет, выпуск видеоуроков. Наши специалисты изучили программы подготовки Швеции, Финляндии, Канады и США и аккумулировали весь российский и советский опыт развития хоккея, его методик. Также ФХР делает большой акцент на увеличении массовости и появлении инфраструктуры. Массовость повышает популярность вида спорта и, самое главное, конкуренцию. За последние несколько лет в стране количество катков увеличилось примерно с 516 до 531, школ — с 600 до 629, детских тренеров — с 2419 до 2731, а количество занимающихся детей по всей стране — с 93 383 до 98 323. Перед нами нет цели двигаться скачками. Сейчас мы заложили фундамент для роста. Но уже в ближайшие пару лет при поддержке Минспорта планируем значительно ускориться: количество катков увеличить до 900, школ — до 700. По детским тренерам стоит амбициозная, но реализуемая задача: увеличить их количество в три раза. Но здесь нужно понимать, что количество — не главный показатель. Важно добиться, чтобы всё это перерастало в качество. Те же катки и школы — помимо того, чтобы их построить и открыть, нужно еще грамотно содержать и обеспечивать. Только тогда это будет работать на результат и приносить пользу.

— Большой популярностью и спросом среди любителей хоккея пользуется продукция, производимая брендом «Красная машина». Приносит ли это какой-то доход ФХР, и если да, куда направляются эти средства?

— «Красная машина» — это коммерческое предприятие, являющееся дочерней компанией федерации. Оно занимается продажей атрибутики, одежды, сувенирной продукции с символикой национальной сборной по хоккею и символикой «Красная машина». Основная цель — развитие бренда, получение прибыли. Прибыль напрямую инвестируется в поддержку развития хоккея в России. Но «Красная машина» — это не только коммерческий бренд. Игроки должны знать о великих победах предшественников и создавать свою новую  историю.

— После победы на Олимпиаде количество желающих заниматься хоккеем возросло?

— Мы уверены, что прирост будет. Олимпийское золото — хороший задел для молодежи. Это нужно грамотно использовать. Сама тенденция на увеличение количества занимающихся хоккеем просматривается давно. С 2015 года прирост составил около 25%. Но мы не хотим останавливаться на этом.

— Существовала ли реальная угроза не поехать на Олимпиаду в Пхёнчхан с учетом допинговых атак на российских спортсменов, а также запрета участвовать в Играх под своим флагом?

— Президент довольно четко обозначил свою позицию, отдав всё на откуп Олимпийскому комитету России и самим спортсменам. Им было предоставлено право выбора, и государство поддержало бы любое их решение. Что касается меня, то я, как и всё правление ФХР, также выражал исключительно интересы самих спортсменов. Вопрос о том, ехать или не ехать на Игры, обсуждался непосредственно с хоккеистами. И должен сказать, что сомнений не было ни у кого. Вся команда хотела ехать в Пхёнчхан.

— Мешало ли это подготовке к Олимпиаде?

— Обстановка была нервозной. Готовиться в таких условиях действительно тяжело. Кроме того, это еще и колоссальное психологическое давление на спортсменов, дополнительный груз ответственности. Но тем ценнее победа наших хоккеистов на Играх.

— За несколько недель до заседания исполкома МОКа, на котором было оглашено решение о допуске российских спортсменов на Олимпиаду под нейтральным флагом, ведущие национальные хоккейные федерации написали коллективное письмо в поддержку России. Ожидали такого шага от иностранных коллег?

— Мы всегда поддерживали постоянный открытый диалог с Международной федерацией хоккея (IIHF). Но в любом случае нам было очень приятно. Мы поблагодарили каждую федерацию в отдельности, а также руководство IIHF и ее главу Рене Фазеля. У нас никогда не было никаких проблем и разногласий ни с кем из иностранных коллег. Мы всегда поддерживаем теплые, дружеские отношения, находим взаимопонимание в любых вопросах. Как настоящая хоккейная семья. Отрадно, что эта семья удалена от политики. Возможно поэтому коллеги и пошли на такой шаг, публично поддержав наших спортсменов, сборную, федерацию, всю страну.

— Какую роль сыграла поддержка со стороны Рене Фазеля в решении МОКа не отстранять российских спортсменов полностью от Олимпиады?

— Фазель очень многое сделал для того, чтобы российские спортсмены в итоге оказались на Олимпиаде в Пхёнчхане. И я уверен, что это пошло на пользу как международному хоккею, так и Олимпиаде. Рене Фазель помогал, например, с формой, а также с массой других организационных моментов. Оказывал всестороннюю поддержку, за что мы ему очень благодарны.

— Намерена ли ФХР проводить переговоры с МОКом с целью выяснения причин неприглашения в Пхёнчхан хоккеистов сборной России Сергея Плотникова, Антона Белова, Валерия Ничушкина, Михаила Науменкова и Алексея Береглазова?

— Оставлять этот вопрос без внимания, конечно, нельзя. Нужно продолжать добиваться истины и делать это цивилизованно. Обязательно будем бороться за права наших ребят.

— Как вы относитесь к идее создания базовых клубов сборной?

— С одной стороны, это неплохо. Основной костяк сборной выступает в одном-двух клубах, игроки притираются друг к другу, сыгрываются. С другой стороны, прямо на Олимпиаде было создано главное звено Капризов–Дацюк–Гусев, которое ранее вовсе не наигрывалось. Настоящим мастерам экстра-класса, а именно такие собраны в нашей национальной команде, достаточно определенного количества сборов в году, чтобы наладить взаимосвязи на льду.

Я не против того, чтобы все наши сборники играли в разных клубах. Тем более не все команды могут позволить себе иметь в своем составе таких хоккеистов, платить им большие зарплаты. Только клубы должны помнить об интересах главной команды страны. В свое время мы создали олимпийскую сборную, и она у нас есть до сих пор. Можно собирать всех в ней.

Там ребята будут сыгрываться, готовиться непосредственно к Олимпийским играм. Ведь она для этого и создавалась. В любом случае над этим вопросом еще предстоит основательно подумать, взвесить все за и против и принять правильное решение. Лично у меня нет жесткой позиции, что базовые клубы сборной должны обязательно существовать.

— Ожидали, что сочетание Дацюк–Гусев–Капризов станет основной ударной силой сборной России на Олимпиаде?

— Здесь нет ничего удивительного. На мой взгляд, тренерскому штабу удалось найти идеальное сочетание: ветеран Дацюк, среднего возраста Гусев и совсем молодой Капризов. Вот это внедрение в звено к опытным хоккеистам молодежи — очень правильный ход, и он сработал. Капризов перенимает опыт у мастеров и, соответственно, быстрее прогрессирует. Так и должна происходить смена поколений в национальной команде. Постепенно, путем смешивания опытных ветеранов с молодыми хоккеистами. Молодежь в таких условиях будет быстрее расти в профессиональном плане, и сама смена поколений произойдет максимально мягко и безболезненно.

— Как оцените выступление женской сборной России на Олимпиаде?

— Наши девчонки — молодцы! Они заняли в Пхёнчхане четвертое место, в равной борьбе уступив команде Финляндии. Стоит обратить внимание на то, с каким рвением и желанием они сражались, сколько было эмоций. Лучше стали играть с североамериканскими сборными, но пока всё же уступаем им. Всё же у нас женский хоккей появился, можно сказать, совсем недавно. В той же Канаде хоккеем занимается 90 тыс. женщин — столько же, сколько у нас мужчин. У нас всего около 2,5 тыс. девушек играют в хоккей. Для России это мало. Нам нужна массовость. Мы будем привлекать в хоккей больше девчонок, создавать для них условия, организовывать больше команд и турниров. Есть куда расти и развиваться в этом направлении. Но даже сейчас прогресс есть, и он неплохой.

— Первое за долгие годы безмедальное выступление молодежной сборной России на чемпионате мира в Баффало — это провал? Нужно ли оставлять во главе «молодежки» Валерия Брагина?

— Я бы не стал называть это провалом. Да, вернулись без медалей, но играли неплохо. Кто-то из ребят не прошел акклиматизацию, оказался не в самой лучшей форме после длительного перелета. В некоторых матчах действовали не очень убедительно, но в целом игра «молодежки» мне понравилась. В плане подготовки к дальнейшим соревнованиям это был очень важный и полезный турнир. Что касается Брагина, то считаю, что менять его не нужно. Это хороший тренер, с правильной психологией. Он умеет доносить до ребят свои мысли, всё всегда доходчиво объяснит. Можно подумать над тем, чтобы поступить с «молодежкой» так же, как со взрослой сборной, — привлечь в штаб Брагина парочку молодых специалистов, которые перенимали бы его опыт, учились, добивались профессионального роста.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир