Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Феллини в «Табакерке»

В Театре под руководством Олега Табакова представили молодежный вариант «Ночей Кабирии»
0
Фото: Ксения Бубенец
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В репертуаре Театра под руководством Олега Табакова появились «Ночи Кабирии». Спектакль, вдохновленный одноименным фильмом Федерико Феллини, можно рекомендовать любителям вольных ремейков и молодежных составов.

Желающие поставить спектакль по известному киносценарию (а таких все больше — небогатое поле современной драматургии к выбору не располагает) неизменно сталкиваются с головной болью. Сколько ни объясняй, что сценарий — всего лишь слова, и по нему можно снять с десяток фильмов и поставить столько же спектаклей, сравнивать новый продукт всё равно будут с прославившим этот сценарий шедевром.

История работницы римского цеха интимных услуг, созданная Пьером Паоло Пазолини, Эннио Флайано и Туллио Пинелли, навсегда связана с Феллини, Джульеттой Мазиной и их великой картиной. Так что режиссеры Янина Колесниченко и Алена Лаптева поступили мудро, назвав свой спектакль «новой сценической версией всемирно признанной киноленты» и в качестве подтверждения снабдив постановку исторической афишей — той, где Кабирия — Мазина в горжетке и с дымящейся сигаретой — смотрит на мир испытующим взором.

Но на афише — не муза Феллини, а русская актриса Наташа Попова. 20-летняя, дерзкая, топ-модельная, безуспешно маскирующая балетную стать деланной угловатостью. И спектакль — вовсе не честный ремейк (хотя персонажи сохраняют имена, место жительства и предписанные им действия), а произведение из серии «то, да не то». От многих смыслообразующих компонентов оригинала пришлось отказаться по элементарной причине: театр — не кино. На тесной сцене невозможно изобразить пустоши и застроенный безликими домами район, где обитает героиня, а также гладь реки, высоту обрыва и солнце на закате, от которых трепещет ее сердце.

Но, похоже, широта обитания Кабирии создателям спектакля и не нужна. Сценограф Ольга Рябушинская заковала сцену в камень. Древняя брусчатка, арки, несдвигаемые вековые стены с барельефами, массивные решетки, будто из цельной глыбы сооруженный фонтан. Врезанный в камень зеркальный бар с потрескавшейся амальгамой воспринимается модным винтажем. Тяжелая люстра с подвесками — неотъемлемой частью городского ландшафта. В общем, исторические и дорогостоящие места вечного города, по какой-то непонятной причине лишенные туристов.

Вместо них в старинных интерьерах веселятся, ссорятся, мирятся, ревнуют, дерутся и плачут девочки и мальчики. Кто они? Бездельники, мошенники, бродяги, проститутки, волонтеры-утешители? Так было в фильме. А в спектакле эти персонажи — стильно одетые, хорошо причесанные и ошеломляюще юные (спектакль вырос из студенческой работы) — напоминают золотую молодежь, разнообразия ради решившую поиграть в маргиналов. Игра, надо признать, удалась. Все ее участники прекрасно двигаются, со смыслом интонируют, с уверенностью профи выдерживают ритм своих ролей и спектакля в целом. И если бы не знать, какие бездны добра и зла открываются в первоисточнике, это обаятельное, со вкусом сделанное и преподнесенное зрелище можно было бы оценить на твердую пятерку.

Но поскольку объявлен ремейк, неких откровений, позволяющих связать увиденное с оригиналом, всё же ждешь. И пару раз действительно получаешь. Эпизодическую роль секс-работницы по имени Бомба, доживающей свой век на свалке, играет заслуженная артистка России Евдокия Германова, носящая почетное, хотя и неофициальное звание русской Джульетты Мазины. Смотришь на нее, истинную клоунессу, умеющую, как никто, сочетать лирику и гротеск, и думаешь: если бы этот ремейк сыграть лет на 20 раньше — какая могла быть Кабирия и какой мог быть спектакль... Ведь что ни говори, Феллини никогда не снял бы такого фильма, не будь у него Джульетты. Но время вспять не повернешь, и сегодня, видимо, востребованы именно такие «Ночи Кабирии» — легкие, негрузящие, почти кабарешные. Зрителям, во всяком случае, понравилось. «Молодцы, ребята!» — кричали.

 

Прямой эфир

Загрузка...