Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Администрация Дональда Трампа опубликовала новую версию ядерной доктрины Соединенных Штатов. Этот программный документ определяет политику США в области ядерного оружия на ближайшие годы — как минимум на срок президентства Трампа. Прежде всего Вашингтон декларирует самое масштабное изменение политики в области ядерного оружия за всё время после окончания холодной войны.

Предыдущие администрации сокращали роль ядерного оружия в оборонной стратегии США и его количество, договариваясь с Россией о соглашениях по ограничению и сокращению стратегических ядерных сил. С Бушем-старшим были подписаны договоры СНВ-1 и СНВ-2, с Бушем-младшим — договор СНП, с Обамой — договор СНВ-3. Администрация Трампа разворачивает США в обратном направлении. Взят курс на повышение роли ядерного оружия в американской военной стратегии и качественную модернизацию американского ядерного арсенала, производство новых ядерных боеголовок и их носителей, на что до 2046 года планируется выделить $1,7 трлн.

Содержание доктрины подтверждает, что США уже ведут против России новую холодную войну и теперь распространяют ее на область ядерного оружия. Напомню, что в уже опубликованных в декабре 2017 и январе 2018 года других программных документах внешней и оборонной политики США (в Стратегии национальной безопасности и Оборонной стратегии) Россия прямо была названа противником Соединенных Штатов. Ядерная же доктрина утверждает, что именно российская политика заставляет Вашингтон отказываться от дальнейших сокращений ядерного оружия, производить его комплексную модернизацию и даже наращивание — пока по части нестратегического ядерного оружия.

Доктрина подготовлена в лучших традициях современной американской политики. Она изобилует идеологическими клише — в первую очередь, конечно, антироссийскими. Но при этом документ содержит умышленно размытые формулировки по самому главному вопросу — критериям применения США ядерного оружия.

Например, предусматривается возможность нанесения ядерного удара в ответ на «неядерную атаку» не только против США и их официальных союзников, но и — внимание! — против их «партнеров». Кто такие эти партнеры и по каким критериям их определить? Ответа на этот вопрос Вашингтон не дает по вполне понятной причине: партнером станет то государство, которое Белому дому будет удобно и выгодно таковым объявить. Сегодня к «стратегическим партнерам» США, например, относятся Украина и Грузия.

Я неслучайно поставил в кавычки слова «неядерная атака»: слишком уж широкий спектр явлений включают в это понятие авторы доктрины — вплоть до атак в киберпространстве! И опять-таки хотелось бы конкретики: где заканчивается уголовное преступление неких анонимных хакеров и начинается кибератака как агрессия против США?

Пожалуй, самый опасный и откровенно антироссийский элемент новой ядерной доктрины — это решение создать новые ядерные боеприпасы «малой разрушительной силы» в виде авиабомб и боеголовок баллистических и крылатых ракет и развернуть их на нестратегических носителях в Европе и Азии вблизи границ России и Китая.

Заявленная цель этого решения — обесценить приписываемую России концепцию «ядерной эскалации ради деэскалации». В соответствии с этой выдумкой Россия якобы готовится к военному нападению на восточноевропейские страны НАТО и планирует нанести по объектам ее военной инфраструктуры точечный ядерный удар небольшой разрушительной силы, демонстрируя тем самым свою готовность применять ядерное оружие и отбивая у США желание приходить на помощь своим европейским союзникам, в том числе с применением ядерного оружия. Размещение же в Европе американского тактического ядерного оружия малой разрушительной силы, полагают американские стратеги, даст США возможность или удержать Россию от «деэскалирующего» ядерного удара и от нападения на европейские страны НАТО в целом, или нанести по ней симметричный «тактический» ядерный удар. Он лишит ее военных преимуществ, не позволит вытолкнуть США из театра военных действий и при этом не обязательно приведет к стратегическим ядерным ударам России и США друг по другу.

Однако такой концепции у нашей страны нет и никогда не было, а тезис о намерении России напасть на Прибалтику и Польшу просто смешон.

Напомню читателю, что Военная доктрина Российской Федерации предусматривает применение ядерного оружия в двух случаях: в ответ на применение оружия массового поражения и в случае агрессии против России с использованием обычных вооружений, когда под угрозу поставлено само существование государства. Авторы же американской доктрины не только отбросили пункт об «угрозе существованию», но и заявили, что Россия готова применить ядерное оружие в случае ее собственной агрессии против кого-либо. Это, конечно, полный абсурд.

Строить на таких, с позволения сказать, «постулатах» ключевой документ военной политики — безумие чистой воды. По сути дела, администрация Трампа воспроизводит сценарий Карибского кризиса 1962-го и ракетного кризиса 1983 года, когда мир был в шаге от апокалипсиса. Ведь для России любое ядерное оружие США у наших границ, способное поразить цели на нашей территории, является не тактическим, а стратегическим. То есть его боевое применение повлечет российский ядерный удар по территории Соединенных Штатов.

По сути, США пытаются вовлечь Россию в новую гонку ядерных вооружений и в новый ядерный кризис. Возникает вопрос зачем. Видимо, в расчете, что мы не выдержим и сломаемся. В Вашингтоне хотят повторить их понимание 80-х годов. Тогда, по их мнению, именно эскалация конфронтации и гонки вооружений администрацией Рейгана, в том числе размещение «Першингов» в Европе, заставила советское руководство дрогнуть и пойти на уступки, закончившиеся «победой» США в холодной войне и развалом СССР. Начав воспринимать Россию как противника, США, видимо, хотят повторить этот сценарий.

Однако у них не выйдет. Россия, в отличие от СССР, не намерена втягиваться ни в полномасштабную гонку ядерных вооружений, ни в новый ракетно-ядерный кризис. Отвечать же на американские провокации будет асимметрично и, главное, умно. О чем не устает повторять президент Владимир Путин.

И всё же в новой ядерной доктрине США есть и позитивный для России момент: американцы де-факто признали, что агрессором в ситуации новой холодной войны являются именно они. И это поняли не только их противники, но и союзники. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль вынужден был констатировать, что «спираль новой гонки атомных вооружений уже запущена» — и запущена с подачи США.

Хотя сегодня Соединенные Штаты занимают откровенно деструктивную позицию, я уверен, что возможности для диалога не исчерпаны — даже если этот диалог пока будет выглядеть как обмен претензиями. Это в любом случае лучше, чем эскалация напряженности. Я и мои коллеги в Государственной думе к такому диалогу готовы.

Автор — депутат Государственной думы РФ, глава комитета Государственной думы по международным делам 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир