Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В мидрашах — нашей религиозно-нравственной литературе — есть история о том, как фараон, царь Египта, решал, что ему делать с евреями, когда те начали требовать свободы. Он обратился за советом к трем известным мудрецам и прорицателям того времени — Валааму, Итро и Иову. Валаам был злым человеком и сказал, что евреев надо держать в рабстве, а если они не повинуются — просто убить всех. Итро, наоборот, порекомендовал поскорее освободить евреев и позволить им уйти. А третий мудрец, Иов, промолчал, потому что решил, что его слова всё равно не будут приняты во внимание.

Из Святых книг мы знаем, какие страдания потом пришлось претерпеть Иову. И мидраш прямым текстом говорит нам, что все эти беды случились с ним именно потому, что он промолчал, когда нужно было кричать. Он хотел остаться в стороне, когда решался вопрос о жизни и смерти множества людей, — и в этом его великая вина.

Вот это, мне кажется, как раз история об ответственности за холокост. Обновленный закон об Институте национальной памяти вводит наказание за использование формулировки «польские лагеря смерти» и распространение других фактов об участии польской нации в холокосте, которые власти республики считают неправдивыми.

Логика польских руководителей, принявших этот закон, по всей видимости, такова: в годы геноцида Польша не существовала как государство, это была территория, оккупированная нацистами, и местное население не имело никаких политических прав. Соответственно, поляки не могли запретить нацистам строить на их земле десятки концлагерей, где уничтожали евреев.

Однако в такой страшной реальности люди вели себя по-разному. Были праведники мира — те, кто пытался спасти евреев, порой с риском для собственной жизни и для жизни своих близких. Этих праведников мы всегда будем помнить и благодарить — как мы всегда будем помнить и благодарить солдат Красной армии, освободивших лагеря и узников, которые там еще оставались. Были, к сожалению, коллаборационисты, которые сотрудничали с нацистскими палачами. С этими всё ясно, и нам понятно, что принятый сейчас в Польше закон на этих преступников не распространяется. Но остается открытым самый главный вопрос: а как с теми людьми, которые знали и молчали? Которые жили совсем рядом с Освенцимом и Треблинкой, знали, что там каждый день убивают, и ничего не сделали, ничего не сказали… фактически остались безразличны. Неужели эти люди не несут никакой моральной ответственности?

Кто-то, наверное, возразит: «А что они могли сделать?» Человек всегда может что-то сделать, на то он и человек. На то ему Б-г и дал свободу выбора — единственному из всех живых существ. По крайней мере, он может и должен ощущать собственную ответственность за то, что происходит вокруг него.

А если, как это сейчас предлагают, объявить, что никакой ответственности нет и, что называется, «закрыть главу» — это, увы, приведет к очень печальным результатам. Ведь история — это далеко не только прошлое: это прошлое, которое ежедневно и ежечасно оказывает влияние на настоящее. Да, холокост был явлением уникальным, сейчас, слава Б-гу, нет трагедий сходных по масштабу: но в десятках стран продолжает литься кровь невинных людей, в десятках стран совершаются преступления против человечества, теракты и, что, наверное, даже хуже, акты государственного терроризма. И отрицать сейчас ответственность за кровавое прошлое — это означает, по сути, оправдывать тех, кто сегодня видит и молчит!

У каждого народа — да и, наверное, у каждого человека — есть тяжелые воспоминания о прошлом, о старых событиях, когда он не сделал то, что нужно было сделать. Проще всего попытаться убрать память о прошлом: например, снести какие-то памятники, а территорию прежнего концлагеря распахать и посеять там пшеницу. Это сделать легко. Но забыть черные страницы прошлого — значит обречь себя на повторение этого прошлого в будущем! Я убежден, что наш долг — помнить, говорить, учить. Извлекать правильные уроки из прошлого. Поэтому, в частности, Федерация еврейских общин России каждый год везет более тысячи студентов из самых разных городов нашей страны в Освенцим — чтобы увидели, чтобы помнили. Чтобы поняли.

Эта акция проходит под лозунгом «Никогда больше». Чтобы никогда больше не было холокоста. Чтобы никогда больше не было войн. И не только это: участники акции клянутся, что никогда больше не будут молчать, если увидят несправедливость, что никогда больше не будут мириться со злом. С любым злом — даже в собственном дворе!

Потому что вот еще один урок истории, который прямо сейчас приходит в наши с вами дворы. Насилие в школах — да, это началось на Западе, но уже и до нас дошло. Кто виноват? Несовершеннолетний хам, озверевший от безнаказанности, который начинает размахивать в классе топором? С ним всё понятно, с ним, я надеюсь, разберутся правоохранительные органы. Но тут же выясняется, что он уже давно издевался над теми, кто слабее, а окружающие молчали. А теперь они говорят: «Мы не виноваты, мы просто там стояли…»

Вот вам трагедия, от которой, как сейчас выясняется, никто не застрахован. Конечно, можно сказать, что это «совсем не тот уровень» — но жертвам насилия от этого не легче. Да и подняться «с уровня микро на уровень макро» можно на удивление быстро. Опять же, вспомните историю. 90 лет назад нацисты были обычным уличным хулиганьем в коричневых рубашках — а прошло каких-нибудь 15 лет, и они уже захватили большую часть Европы, покрыли ее густой сетью концлагерей и ежедневно убивали в них тысячи невинных людей!   

Раньше память о тех страшных событиях было хранить легко. Во многих семьях еще жили люди, прошедшие концлагеря или сражавшиеся в армиях антигитлеровской коалиции — память о войне и холокосте жила практически в каждом доме. Сейчас, когда с каждым годом наших дорогих ветеранов остается, к сожалению, всё меньше, мы должны тем более делать всё, чтобы их подвиг никогда не был забыт! Чтобы уроки холокоста твердо усваивались нашей молодежью, становились достоянием каждого следующего поколения.

Автор — главный раввин России

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир