Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мессенджер Telegram, созданный братьями Дуровыми, преследует вирусная популярность, явно опережающая его технические достоинства. Первое, что приходит в голову: секрет успеха кроется в негативной репутации, энергично создаваемой этой программе власть предержащими во всем мире.

В Европе Telegram называют любимым мессенджером исламских террористов, в США подозревают создателей в тайном сговоре с российскими спецслужбами, в Китае программу наглухо заблокировали, в Иране отключают время от времени по мере интенсификации гражданского напряжения.

В России минувшим летом публика с нескрываемым удовольствием наблюдала широко освещаемое СМИ шоу с противостоянием Telegram и Роскомнадзора, которое началось с угроз блокировки, а закончилось тихим спуском на тормозах.

Настороженное отношение властей всего мира к технологиям криптозащиты понять можно: корреспонденция, которую технически нельзя перлюстрировать, подрывает государственный контроль за населением. Неслучайно популярные мессенджеры так любят уличать в «порочных связях»: Line и WeChat — в девственной прозрачности перед китайскими спецслужбами и добровольной цензуре переписки, Viber — в связях с министерством обороны Израиля, Telegram — сюрприз! — в тайном сговоре с Кремлем.

Государственная антиреклама, несомненно, способствует росту популярности, но этого мало. Возможно, успех мессенджера Дуровых объясняется лестными отзывами криптологов? Увы, с первого дня существования Telegram — любимый объект критики профессиональных шифровальщиков.

Основная претензия: система защиты переписки в этом мессенджере (MTProto), разработанная Николаем Дуровым, хоть и основана на открытых алгоритмах и протоколах (RSA-2048, DH-2048, AES и пр.), является тем не менее проприетарной (т.е. с закрытым кодом) — обстоятельство, в профессиональной тусовке почти равнозначное отказу в благонадежности.

В ответ на упреки Павел Дуров ринулся отстаивать честь Telegram и организовал конкурс поиска уязвимостей, пообещав выплатить 200 биткоинов тому, кто сумеет расшифровать его личную переписку. Сделать это не удалось, но уже на следующий день после объявления конкурса в системе была обнаружена уязвимость. Хакер получил половину обещанной суммы (которая, кстати, по текущему курсу биткоина составляет около миллиона долларов), ошибку исправили, однако скепсис мирового сообщества поколебать не удалось: проприетарность MTProto так и осталась камнем преткновения. Дошло до того, что сегодня «спецы» с завидной регулярностью выдают рекомендации не устанавливать Telegram «ни при каких обстоятельствах».

Народ же, вопреки давлению властей и предостережениям экспертов, всё валит и валит. До главных конкурентов мессенджеру Дуровых еще далеко (по состоянию на январь 2018 года у Telegram было около 100 млн активных пользователей, у Line — 203 млн, Viber — 260 млн, у WhatsApp и Facebook Messenger — заоблачные 1,3 млрд у каждого). Но динамика роста пользовательской базы Telegram беспрецедентно высокая.

Если не власть и не эксперты, кто же тогда обеспечивает популярность Telegram? Думаю, читатель уже догадался: сам народ, рядовые пользователи интернета! Наше открытие, однако, полно сюрпризов.

Начнем с того, что рядовым пользователям абсолютно до лампочки все профессиональные заморочки с проприетарными и открытыми алгоритмами шифрования. Китайский мессенджер WeChat прозрачен как стекло перед бдящим оком родной Коммунистической партии, что не помешало сделать выбор в его пользу 980 млн пользователей. Зато самый криптостойкий и к тому же широко разрекламированный Эдвардом Сноуденом Signal не входит и в десятку популярных программ обмена сообщениями.

Равнодушное отношение народа к криптотехнологиям основано на интуиции, которая подсказывает: сохранить анонимность в интернете обычному человеку почти нереально. У заинтересованных государственных (и не только) структур есть сотни способов нарушить любую анонимность. Даже пресловутое сквозное шифрование, обессмысливающее столь популярное требование «предоставить ключи», давно обросло букетом технологий взлома. Чего стоит один «бэкдор», который Microsoft встроила в Skype по «просьбе» родного Агентства национальной безопасности.

С другой стороны, у террористов и криминального мира попытки государства противостоять криптореволюции вызывают лишь злорадную ухмылку: современные технологии позволяют безо всяких мессенджеров за пять минут создать собственный чат с безупречным шифрованием, причем в таких закоулках интернета, о существовании которых силовые ведомства могут лишь догадываться.

Государство этот расклад хорошо понимает, потому предпочло бы вести борьбу с мессенджерами на уровне превентивного контроля за настроениями общества. Интерес к частной переписке важен лишь до тех пор, пока работает тактика выборочного и демонстративного наказания. Достигни общественное недовольство критической массы, станет уже не до мессенджеров.

Итак, дело не в криптозащите и не в государственной антирекламе. Полагаю, пора наконец раскрыть секрет популярности Telegram. Причина успеха в каналах — встроенном в эту систему уникальном инструменте массового вещания. Не следует, кстати, путать канал Telegram с обычным групповым общением, доступным во всех мессенджерах. Канал подобен радиостанции, на волну которой может настроиться любой желающий, используя системы хэштегов. Это именно вещание, а не обмен мнениями в группе Facebook, здесь не предусмотрена возможность комментировать транслируемую информацию.

У конкурентов нет ничего подобного, а ведь каналы в наши дни — едва ли не единственный шанс для рядового человека обратиться к аудитории, на порядок превосходящей круг его личного общения. Устанавливая Telegram, пользователь голосует за право быть услышанным. Право, увы, иллюзорное, но это уже другая история.

Автор — эксперт в области информационных технологий

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир