Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня провести элементарное тематическое исследование довольно просто — достаточно заняться методикой контент-анализа. Так, на запрос по хэштегу #чайлдфри самая популярная и многочисленная социальная сеть России «выбросила» 3481 ссылку. И это только в рубрикаторе «Новости», только на данный момент.

Что же за материалы отвечают нашему запросу? Самые разные. Не просто публикации в группах, которые надо прочесть до суждений об их содержании, но и масса личных постов, полных серьезного отношения к очередному мировоззренческому тренду, направленному на социальную антимотивацию. На глубокую пропаганду, скажем честно, лжеценностей и псевдосвободы.

К сожалению, современная мировая (квазиэтническая) мультикультура движется в весьма сомнительном направлении. От традиционной, верифицированной эволюцией многодетности мы пришли к малодетности, к одному ребенку как норме. А ведь малочисленность детей в семьях — это характеристика завтрашнего потенциала любой страны и любой народности. Некоторые граждане, беря на себя весомую социальную и психологическую ответственность, идут еще дальше и заявляют о своей приверженности к движению свободы от детей. Да, присягают тому самому чайлдфри. То есть от проблемы малодетности мы плавно переходим к новой фазе «освобождения» от того нелегкого труда, с которым неразрывно связано продолжение рода и воспитание новых поколений.

Увы, фаза эта набирает обороты и в России. ВЦИОМ, по данным на декабрь-2017, засвидетельствовал: за последние 12 лет количество отечественных сторонников чайлдфри, сознательно отказывающихся от рождения детей, доросло с фактического нуля до 6%.

Но давайте представим, что таких людей — половина социума. И чем закончится это движение? Немного перефразируем Фредерика Брауна: какому последнему чайлдфри на Земле, сидящему в комнате, постучат в дверь?! Не говоря уже — кто…

Боюсь, правда, что осознанные «адепты» тенденциозного движения вряд ли задают себе такие вопросы. Скорее всего они руководствуются принципами разумного эгоизма, порождающего логичный гуманизм, где всё для человека, а человек — мера всех вещей. Значит, если конкретный человек не хочет заводить детей, то разве можно его заставлять? Преступление против толерантности и этический конфликт — налицо. И никаких обязательств перед Родиной, никакой ответственности за судьбу страны, за будущее народа.

Что ж, возможно трендсеттеров и носителей статуса «чайлдфри» следует оставить в покое и предоставить их самим себе. Априори выходит простая схема: этот генетический профиль рано или поздно исчезнет. Но не повлияет ли он на прочий «биоматериал», не выработает ли такой «антиген», нацеленный на самоистребление?.. Впрочем, вряд ли столь сложное поведение может определяться лишь фактором наследственности.

Само движение чайлдфри — один из многих симптомов очень серьезного заболевания. Конечно, на первый взгляд эта идеология — радикальная инверсия консьюмеризма, современной идеологии потребления, близкой к рекламным слоганам-зазывалам в духе «Живи для себя, бери от жизни все!». Но при более детальном подходе всё оказывается гораздо хуже.

Прогрессивный глобальный фон требует постоянного обновления. Информации, мнений, идеалов… Традиционный брак становится скучным «отстоем», а его сверхзадача, направленная на готовность расширения семьи, превращается почти в обскурантизм. В призме подобных «обновлений» можно поставить под сомнение не только необходимость рожать детей, но и потребность в самом продолжении жизни. И кажущийся многим инфантилизм идей чайлдфри в реалиях своих давно угрожает явлению, инфантильному по возрастному праву. Детству — и возможности его прожить.

И еще два аспекта. Первый — такое гражданское наблюдение. Противостоять всем этим пропиаренным, но социально агрессивным хайпам может только сильное государство, заботящееся о воспитании «ультраконсервативных» семейных ценностей и поддерживающее семью на всех уровнях. Сегодня, мне кажется, наши руководители это хорошо понимают, связывая падение рождаемости в прошедшем году с потребностью усилить саму роль институтов семьи и брака в обществе.

И второй аспект, отражающий профессиональный опыт и чисто человеческое изумление. Я работал с представителями чайлдфри и много читал о них как обычный интернет-пользователь. Есть любопытные интервью, где неглупые, но достаточно молодые люди делают очень скоропалительные умозаключения. О том, что их выбор быть чайлдфри — это навсегда. Но, господа, любая «вечность», утверждаемая в человеческой жизни, всегда отдает бравадой. Сколько на свете представителей движения «фрилав», субкультур эмо-грусти и философов, исповедующих экзистенциальное одиночество? Но скольких мы знаем невест, презиравших фату и платье, и женихов, ранее признававших лишь примитивные формы «мальчишников в Вегасе»… Только всё это было вчера, а одна встреча сегодня изменила жизнь, выпрямив и выправив любые когнитивные искажения. Говорить «навсегда» невозможно даже о любви к пирожным, а уж о знаковых поворотах человеческих судеб — не стоит и пробовать. На всякий токсичный «антиген» найдется свой «антидот» — тот человек, с кем захочется иметь детей.

Автор — кандидат психологических наук, эксперт по культам

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Прямой эфир