Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не стало еще одного прекрасного, обаятельного, светлого человека и талантливейшего актера Михаила Державина. Имена Михаила Михайловича и его отца Михаила Степановича неразрывно связаны с Вахтанговским театром. Михаил Михайлович всегда говорил, что для него в жизни существуют только два театра, и первым является Вахтанговский.

Михаил Степанович, выдающийся вахтанговский артист, ушел из жизни довольно рано, и Миша остался старшим в семье. У него, собственно, и выбора не было, как только стать хорошим артистом. Будучи мальчишкой, он уже выступал, читал отрывки раненым в госпитале, бывал за кулисами. Его отец во время войны дежурил на крышах домов Старого Арбата.

Вся моя жизнь тоже связана с Театром Вахтангова и Щукинским училищем. Державин жил по соседству с институтом. В юности для меня было совершеннейшим удивлением видеть выходящего из дома Михаила Михайловича, который всегда был одет с иголочки, как денди. Раньше я его видел только в «Кабачке «13 стульев» и на сцене Театра сатиры. Мы, студенты первого курса театрального училища, сбегались, чтобы посмотреть на человека «из телевизора». Был он, к нашему удивлению, абсолютно доброжелателен, всегда здоровался, говорил, чтобы мы учились хорошо, потому что за нами будущее театра. После чего садился в машину и уезжал.

Жизнь шла своим чередом. Я стал артистом Театра имени Вахтангова, преподавал в институте, познакомился с Михаилом Михайловичем поближе, он увидел меня в каких-то ролях, и мы стали в некотором роде дружны. Когда я возглавил институт, который в свое время окончили Михаил Державин и целая плеяда выдающих артистов, то ощутил огромную ответственность. Однажды в 2003 году, когда я только получил назначение, Михаил Михайлович остановился под деревом у входа в училище, поздравил и сказал: «Теперь ты должен продолжать дело нашего института. Здесь всегда выпускали блистательных артистов. Я тебя очень прошу не опускать планку. Мне бы очень хотелось, чтобы Щукинское училище оставалось лучшим, а его выпускниками гордились бы и восхищались».

Быть может, эти слова были произнесены между делом, но они глубоко запали мне в душу. И это напутствие Михаила Михайловича о необходимости сохранить училище для будущего, сохранить школу и методику преподавания я принял на вооружение.

Вход в подъезд его дома и в училище находятся по соседству, а следовательно, виделись мы часто, порой шутили. Однажды мы пригласили его стать председателем комиссии на госэкзамене у студентов. Он чрезвычайно ответственно отнесся к этому, скрупулезно разбирал работы будущих артистов, пытался поделиться с ними любовью к театру и школе, был крайне уважителен к молодым.

Когда мы затеяли ремонт в Щукинском училище, Державин сказал мне: «Женя, я у тебя иногда бываю. Ты же знаешь, что мы живем стенка в стенку, так давай ее прорубим, чтобы я напрямую мог ходить». Когда мы ради любопытства стали высчитывать, где окажется этот проход, то выяснилось, что его стенка примыкает с женскому туалету. Державин подумал и ответил: «Что ж, это меня, пожалуй, не смутит».

Меня всегда удивляла его человеческая светлость. Я как зашоренный бегаю из театра в училище, мчусь на студию или в министерство, а он мог себе позволить выйти и вальяжно прогуляться по Арбату. И мог разговориться как с академиками, так и с дворниками. Причем всем одинаково улыбался. Когда Державин шел по улице, все оборачивались и смотрели ему вслед. Даже те, кто не узнавал его. Просто он не мог не обращать на себя внимания — больно уж был артистичен. Если вспомнить его конферансье в «Кабачке «13 стульев», то становится ясно, что Михаил Михайлович большой, многогранный артист. Я никогда не думал, что у ироничного Державина, потрясающего комика, есть такое драматического нутро.

Наше русское театральное искусство понесло большую утрату. Слава Богу, что у нас остались фильмы с участием Михаила Михайловича. А теперь и спектакли стали записывать — они тоже сохранятся для потомков. И пусть о нем останется светлая память, пусть останутся сыгранные им роли и яркая театральная жизнь. Пусть останется подлинная настоящая любовь к искусству и ко всему живому. Он был очень светлым человеком из нашего арбатского переулка.

Автор — ректор Театрального института имени Бориса Щукина, актер Театра имени Вахтангова, народный артист России

 

Прямой эфир