Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшие выходные в британском деловом издании Financial Times увидел свет весьма примечательный материал под заголовком «Возрожденная Россия и США в борьбе за глобальное лидерство». Он довольно рельефно представляет «полный страха и восхищения» западный взгляд на растущее влияние нашей страны на глобальную повестку дня.

Дело в том, что после победы в холодной войне американцы привыкли считать себя «незаменимой нацией» — гегемоном, способным волюнтаристски решать международные проблемы и почти безапелляционно навязывать миру свою волю.

«В последнее время на мировой сцене появляется новая незаменимая сила — Россия», — констатируют авторы статьи Томас Грэм (генеральный директор Kissinger Associates) и Юджин Румер (представитель Фонда Карнеги за международный мир).

Журналисты замечают, что Россия после 18 лет правления президента Путина наконец-то вошла в неофициальный клуб стран, которые определяют «структуру, содержание и курс международных дел». Теперь без участия Москвы невозможно решить ни одного глобального вопроса. Именно наше «дерзкое вмешательство» в сирийский конфликт в 2015 году переломило ход событий и спутало карты тем, кто делал ставку на уничтожение светского режима Башара Асада и дестабилизацию всего Ближнего Востока.

Теперь же, когда Россия одержала внушительную победу над международным терроризмом в Сирии, без нас действительно невозможно представить себе сирийское мирное урегулирование. При этом Москве каким-то образом удается усадить за стол переговоров даже, казалось бы, непримиримых соперников. И добиваться приемлемых для всех решений.

Фактически русские в Сирии пришли, увидели, победили и… помирили (постучим по дереву). Вызвав одновременно и закономерную зависть западных партнеров, и растущую симпатию к России в самых разных уголках земного шара.

Ранее информационное агентство Bloomberg уже окрестило Россию «новой хозяйкой Ближнего Востока». Нам удалось наладить рабочие отношения со всеми ключевыми государствами региона: с Египтом, Ираном, Израилем, Саудовской Аравией и Турцией. Именно Москва играет сейчас «решающую роль в формировании нового регионального равновесия».

При этом сфера интересов новой России простирается далеко за пределы Ближнего Востока. На том же «Дальнем Востоке» — в Юго-Восточной Азии — хорошим примером российской экспансии можно считать успешную реализацию курса на стратегическое партнерство с Филиппинами. Весьма символичным является недавняя передача Маниле крупной партии российского стрелкового оружия и армейских машин. Филиппины стали первой страной традиционно проамериканской АСЕАН, в которую была осуществлена поставка вооружения из РФ. И министерству обороны США не оставалось ничего иного, кроме как сделать вид, что американцы вовсе не возражают против развития военно-технического сотрудничества Москвы со странами этого важнейшего для Вашингтона региона.

Добавьте к общей картине укрепление российских позиций в «мягком подбрюшье» США (Венесуэла, Никарагуа, Куба), активизацию контактов с африканским странами (Ливия, Судан, Нигер) и наметившееся сближение со стратегически значимыми европейскими государствами (Греция, Венгрия, Австрия) после «малого ледникового периода» в отношениях. Получается довольно радужно для нас и крайне тревожно для Соединенных Штатов.

Мир не терпит пустоты. На место слабеющих с каждым годом американцев, переоценивших свои силы и надорвавшихся под бременем единоличного глобального доминирования, приходят осторожные, но напористые китайцы и «дерзкие» русские, вполне прагматично оценившие свои возможности на долгосрочную перспективу.

КНР бросают США экономический вызов — с 2014 года Китай занял первое место по размеру ВВП (ППС), а к 2050 году планирует обогнать Америку по всем остальным ключевым показателям.

Россия бросает геополитический вызов. В плане экономики наше государство уступает США более чем в 10 раз, зато именно Российская Федерация является единственной страной мира, способной почти гарантированно уничтожить Соединенные Штаты. Конечно же, мы используем такой внушительный потенциал исключительно в оборонительных целях, но именно он позволяет нам проводить самостоятельную и все более решительную политику на международной арене, не боясь внезапных «акций возмездия» со стороны наших извечных frenemies («заклятых друзей»).

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир