Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще сравнительно недавно у человечества была мечта о прекрасном будущем. Теперь вместо нее пугающая идея неизбежности новых технологий в руках варваров. Такое впечатление, что мировые часы идут одновременно и вперед, и назад и показывают совершенно несообразное время — что-то вроде минус 26 часов и 88 минут.
 
Уходящий год уносит вместе с собой надежды. И прежде всего надежды на то, что мир обретет устойчивое, поступательное развитие, что разум и согласие возобладают, что будущее будет рационально управляться людьми. Увы, похоже, нам придется признать, что наступила эпоха разочарования. И природа этого разочарования в том, что мы не понимаем, не видим собственного будущего, не знаем, как им управлять. Более того, не знаем, куда стремиться.
 
Еще относительно недавно, всего лет двадцать назад, подобных сомнений не было. Модель желаемого будущего была сравнительно ясна. Идеи мирового устройства, эти мечты стали своего рода «вечным двигателем» прогресса, который помог человечеству совершить головокружительный рывок, достичь своего нынешнего, потрясающего могущества. Эта идея прогресса и развития помогла победить в целом силам добра во многих войнах, даже в такой ужасной, как Вторая мировая. 
 
Увы, всё это кончилось.
 
Вечный двигатель прогресса, исправно проработавший не менее четырехсот лет, сломался. И нет такой машины времени, чтобы вернуть нас назад, в то время, когда был общий нарратив будущего, позволявший нам спорить о том, каким должно быть завтра и как его достичь.
 
Ныне мы живем во время отсутствия не только общего понимания, но даже общего желания будущего. И во многом развиваемся по инерции, которая заставляет мировые элиты хоть немного осторожничать, хотя неясно, насколько этих элит хватит. Судя по всему, особой уверенности в них нет. Но всё же…
 
Так что — многого ожидаемого страшного в 2017 году не случилось, а многое ожидаемо хорошее наступило.
 
Ясно, например, что так называемое ИГИЛ (организация запрещена в РФ) потерпело сокрушительное поражение. И не только от самолетов и солдат объединившегося против него мира, замечу, кстати, довольно сварливого мира. Но прежде всего от того, что образ будущего, который так назойливо это варварское и постмодернистское одновременно образование навязывало, распался у всех на глазах. И магия злобных и утопических мечтаний ИГИЛ развеялась, как песок движущихся дюн аравийских пустынь. Так что разгром этого террористического образования, безусловно, плюс.
 
Увы, это не остановит террор, но пока террористы не всемогущи, не могут, не готовы и, наверное, даже не хотят разрушить весь мир до основания. Их будущая эволюция, конечно, вопрос, но пока их успехи относительны, хотя жаль каждую их жертву, что в 2017 году, что в другие годы, включая будущие. 

Не решилось пока и яростное, хотя и сравнительно компактное, руководство Северной Кореи напасть на ближних и дальних соседей. Равно как и их противники не пошли дальше хоть и опасных, но всё же всего лишь демонстраций.

И биткоин не подорвал пока мировой экономики. 

И даже Роберт Мугабе сравнительно мирно уступил свои позиции преемнику, который, правда, клянется и божится превзойти своего предшественника буквально во всем.

В общем, хаотически, как человек, увязающий в болоте, мир справляется с собой, даже климатические изменения не так бросаются в глаза, хотя явно есть основания беспокоиться.
 
Так что мировая суета, включая технологические прорывы, вполне себе на обычном уровне. Ничего сопоставимого, например, с вековой давности октябрьским переворотом не случилось. Хотя в 1917-м мало кто сразу осознавал, а что, собственно, случилось. Возможно, и мы не осознаем величие чего-то, нами пока незамеченного, в этом 2017 году.
 
Но кое-что можно точно осознать. А именно — изменение течения времени. Сломался казавшийся вечным двигатель прогресса. Но сломался он как двигатель всего человечества целиком. Развитие же как таковое не только не остановилось, оно ускорилось. Только вот разные части человечества стремительно развиваются в разные стороны, разъединяя людей на всё большее количество различных, часто непримиримых частей.
 
В области технологий наблюдается немыслимый прогресс. Он страшно неравномерен, и его неравномерность только усиливается. В результате мы видим беспрецедентное сочетание варварства и высоких технологий.
 
Удивительные коммуникации, которые по идее могли бы объединить мир, его скорее разъединяют. Причем не только и даже не столько по границам нынешних стран, сколько по каким-то новым «трансграничным границам». Число открытых и скрытых социальных конфликтов даже внутри развитых и довольно цивилизованных обществ растет. Brexit, каталонский референдум, бесконечная гражданская война на Ближнем Востоке, драматическое положение дел в Африке — только отдельные проявления этого процесса. И каждый, казалось бы, даже ничтожный повод используется для подчеркивания противоречий. Памятники деятелям двухсотлетней давности или путешественникам времен Колумба оказываются прекрасным поводом для раскраивания черепов несогласных в наши времена социальных сетей и квантовых процессоров.
 
Нынешняя хаотическая глобализация помещает нас в как никогда тесное и пронизанное коммуникациями общемировое пространство. А это означает, что для предотвращения глобальной «войны всех против всех» в планетарном масштабе нам нужны такие же планетарные инструменты. Которых, как нам всем хорошо известно, нет. Более того, мировые элиты скорее предпочитают своего рода самоизоляцию, замкнутость. Что в корне противоречит логике технологического развития. Общего же нарратива для создания модели развития и перезапуска двигателя прогресса у нас нет.
 
Особая драматичность в том, что отсутствие общего нарратива приводит к тому, что не существует сама возможность содержательной дискуссии о будущем. Такое ощущение, что невероятная говорливость современных людей, немыслимое количество источников информации, всякого рода дискуссионных площадок в нем — чистая маскировка нежелания ничего обсуждать по существу. Когнитивный диссонанс — еще одна характерная черта уходящего года. Нельзя слишком упрощать мир. И если мы хотим как-то выбраться из нынешнего тупика развития, нам надо как-то выработать общий нарратив мировой дискуссии.
 
Может, в 2018 году станет лучше? Может, что-то значимое случилось в уходящем году и мы радостно изумимся собственной слепоте, неспособности разглядеть возможности устойчивого развития на обозримое будущее. Может, машина развития заведется?

Автор — председатель совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай», декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, член Союза писателей

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Прямой эфир