Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Нуреев» выступил в Большом театре

ГАБТ представил спектакль о гении танца
0
Фото: пресс-служба Большого Театра/Михаил Логвинов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В год юбилея Рудольфа Нуреева (17 марта 2018-го легендарному танцовщику исполнилось бы 80) Большой театр войдет с посвященным ему балетом. Гендиректор ГАБТа Владимир Урин выполнил свое обещание выпустить спектакль, премьера которого в конце прошлого сезона была отложена по причине неготовности. На этот раз готовность «Нуреева» оценили на самом высоком уровне. «Мировым событием» назвал спектакль с музыкой Ильи Демуцкого, хореографией Юрия Посохова и режиссурой Кирилла Серебренникова (он же либреттист и сценограф) пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. 

Накануне премьеры съемочная группа одного из телеканалов десантировалась в окрестностях Большого театра с целью расспросить прохожих о герое балета. На вопрос, знают ли они, кто такой Нуреев, большинство опрошенных ответили либо отрицательно, либо неуверенно: «Кажется, был такой балерун...». На этом фоне спектакль Большого театра можно считать мощным просветительским актом и вкладом в прописанную в миссии ГАБТа популяризацию мирового культурного наследия. Потому как Нуреев — гражданин мира, выросший в СССР, — неотъемлемая его часть. 

Из постановки о Нурееве можно узнать многое: респект либреттисту, детально прописавшему факты его жизни. Поп-идол мирового балета любил роскошь, о чем свидетельствуют лоты аукционов, устроенных после его кончины. Видеоизображение антиквариата, драгоценностей, картин великих мастеров и прочего великолепия проецируется на плоскости сценической коробки. 

У будущего любимца мира была сложная юность, отягощенная идеологическими придирками и непростыми отношениями с соучениками по Ленинградскому хореографическому училищу. В дуэтном танце, например, Рудольф (тогда еще Рудик) часто был невежлив с девушками. Осуществив «прыжок на Запад», он был настолько ошеломлен всяческими свободами, что не сразу смог в них сориентироваться и допустил серию сомнительных эскапад, о чем в балете тоже рассказано. 

В свои зрелые годы Нуреев был замечательным партнером, преданным другом и трепетным любовником, что подтверждают включенные в повествование словесные и пластические высказывания коллег и близких. Кроме того, он не только жил танцем, но и страстно желал привить свою одержимость вверенным его руководству танцовщикам, о чем свидетельствуют парафразы классических балетов. Подчеркнуто также, что, почувствовав приближение смерти, он погрузился в размышления о тщете существования, но это не помешало ему взять в руки дирижерскую палочку и выйти на последний в жизни спектакль если не триумфатором, то уж точно не побежденным. 

Всего в балете освещено не менее полутора десятка биографических «позиций». Так что к финалу у зрителя возникает ощущение, что он присутствовал на поминальном вечере, где каждый рассказал об усопшем нечто сокровенное. Проблема лишь в том, что практически ничего — кроме предфинального соло в белом — не поведал о себе сам герой (премьер ГАБТа Владислав Лантратов). Он попросту потерялся в многонаселенном мультимедийном шоу, каким, собственно, и воспринимается эта высокотехнологичная постановка.

«Всё, что можно получить в XX веке, он получил», — охарактеризовал Рудольфа Нуреева Кирилл Серебренников. Похоже, для режиссера и его соавторов желание иметь в картинке и звуке «всё» тоже стало путеводной звездой. Вокал, слово, танец, пантомима, видео, солисты, хористы, статисты, Минкус, Чайковский, Шенберг, Малер, Лист, советская песенная ода, джаз, рок-н-ролл... Выразительные средства смешаны наподобие амальгамы мозаичного текинского ковра, покрывающего могилу Нуреева в Париже. С той разницей, что в нем элементы мозаики подчиняются строгой логике, а в спектакле ГАБТа — вольной авторской прихоти. 

Повсеместная избыточность поначалу шокирует, затем увлекает, под финал утомляет. При этом живительными оазисами смотрятся фрагменты, в которых авторы дают понять, что в афише «Нуреев» все-таки именуется балетом. Соло и дуэты, где помимо Лантратова замечательно хороши Вячеслав Лопатин, Светлана Захарова, Мария Александрова и в особенности Денис Савин в роли Эрика Бруна, отчасти примиряют с невеликой долей танца в рассказе о его гении. 

Ну а те, кому танца катастрофически не хватило, могут, придя домой, обратиться к запечатлевшим Нуреева кадрам хроники и фильмам, благо в интернете их множество. Правда, очевидцы выступлений Нуреева говорят, что это лишь бледное подобие великолепного Рудольфа. Зато среди видео есть фрагмент одного из его немногих московских выступлений. 21-летний солист Киров-балета парит в прыжках, а официальный голос за кадром сообщает: «Нуреев, башкир по национальности, исполняет вариацию из балета «Корсар»...

 

Прямой эфир