Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Англосаксонская система управления международным спортом изжила себя. Своим решением МОК нарушил олимпийский принцип об автономности и независимости спорта и превратился в орудие политической борьбы. На наших глазах дается оценка не деятельности федерации спорта или национального олимпийского комитета (НОК), а деятельности целого государства. И делается это вопреки Олимпийской хартии.

Во второй главе хартии, где определены полномочия МОКа, говорится о его праве управлять федерациями, НОКами, принимать или исключать новых членов и проводить Олимпийские игры. Но в ней нет такого права — проводить расследования в отношении деятельности всего государства. Таких санкций, как лишение флага и гимна, а также назначение штрафов Олимпийской хартией, тоже не предусмотрено. Это явное превышение полномочий, это чистая политика.

Превысил свои полномочия и совет учредителей WADA, когда признал за доказательства доклад комиссии Макларена: она не имела права проводить расследование в отношении нашего государства, как и само WADA. Их полномочия ограничиваются деятельностью лабораторий, где должны соблюдаться правила работы с мочой и кровью.

В эту комиссию, которую Макларен громко назвал «следственно-оперативная группа» входили главным образом канадцы — работники WADA, директор антидопинговой лаборатории в Монреале, личный адвокат Макларена и два студента из его университета. И этой группе доверили решать судьбу мирового спорта и такой спортивной державы, как Россия. Забавно.

Криминалистическими исследованиями занималась лаборатория Королевского колледжа Лондона. Наши независимые эксперты-криминалисты не привлекались. Не привлекался к расследованию и ООН, Интерпол, Европол или какая-либо другая организация. Разве это нормально в международных отношениях, когда в преступлениях обвиняется целое государство?

Да и в целом действующая система международного спортивного правосудия неэффективна. Возьмем, к примеру, Международный арбитражный спортивный суд в Лозанне. Создан был в 1983 году МОКом. Полностью был подконтролен МОКу. И даже МОК, понимая парадоксальность этой ситуации, в 1994 году для повышения независимости CAS изменил состав учредителей. Теперь, помимо МОКа, туда входит Ассоциация зимних видов спорта, Ассоциация летних видов спорта и Ассоциация НОКов. Но даже в таком составе этот суд полностью подконтролен МОКу. Насколько объективными будут решения этого суда? А обращаться больше некуда — других уполномоченных в сфере спорта судов нет.

Все решения МОКа являются окончательными, и их не обжалуешь. В частности, в соответствии со ст. 60 Олимпийской хартии, никакое решение МОКа в отношении Олимпийских игр не может быть оспорено по истечении трех лет со дня закрытия Игр. Единственными апелляционными инстанциями остаются исполком и лишь в некоторых случаях — Спортивный арбитражный суд.

Такое вот у нас международное «спортивное правосудие».

Еще раз приходится констатировать: мы имеем англосаксонскую модель управления международным спортом, когда кучка государств и спортивных аристократов, считающих себя наследниками барона де Кубертена, может решать судьбы отдельных стран.

Наш мир нуждается в новых и действительно независимых международных спортивных организациях, которые избирались бы непосредственно национальными спортивными организациями напрямую. Сейчас члены МОКа назначаются сессией по предложению исполкома сроком на восемь лет. Фактически МОК — это 115 физических лиц, которых допустил к выборам исполком, это некая элитарная организация, выбранная по усмотрению группы людей.

Очень хотелось бы видеть среди руководителей этих организаций не только представителей западных стран, но и представителей Индии, Китая, Бразилии, Ирана, арабских государств. И этих людей должны напрямую выбирать национальные спортивные организации. Мир меняется. И эти изменения должны учитываться в деятельности международных спортивных организаций.

В случаях же, когда обвиняются целые государства, должны, как представляется, создаваться специальные органы международной юрисдикции, специальные международные суды, в которых бы участвовали все страны, поскольку обвинения выдвигаются против конкретного государства.

Сейчас же, как я думаю, нам не хватает инициативы и новых идей. Нужно активнее избавляться от коррумпированных и некомпетентных спортивных чиновников.

Международное спортивное законодательство и управление международным спортом нуждается в существенном совершенствовании. И как мне кажется, Россия должна более активно действовать в международном спортивном пространстве.

Автор — преподаватель Российского международного олимпийского университета, член совета директоров Международной ассоциации спортивного права

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир