Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последние годы регулярно появляются новости о рекордах на аукционных торгах искусства. Недавно всех поразила продажа за $450 млн картины «Спаситель мира» работы Леонардо да Винчи. Это взбудоражило умы, вызвало огромное количество толков, пересудов, спекуляций. Можно долго обсуждать, стоит картина того или нет. Несомненно одно: цифра — колоссальная, и сам этот факт демонстрирует большой интерес к инвестированию в искусство. Однако помимо финансового расчета здесь явно есть и нечто иное.

Рынок в целом действительно растет — это показывают все последние аналитические отчеты. Но когда случаются невероятные, рекордные продажи — это скорее не инвестиция, а очень сильное желание коллекционера обладать данной работой — единственной в своем роде. И в то же время — умелый маркетинг, который создает вокруг выставленной работы наэлектризованную атмосферу, подталкивающую состоятельных людей бороться за лот.

Гибридные маркетинговые технологии сейчас активно внедряются и в мир искусства. Они нацелены на возбуждение у потенциального покупателя желания обладать тем или иным произведением. Эти методики уже давно и активно используются в сфере продажи люксовых товаров, которые всё чаще продаются через призму искусства. Появляется новая и очень ценная грань элитарного объекта, а именно его духовная ценность, существующая как бы отдельно от предмета.

Социальные сети, мессенджеры, мобильные приложения — всё это используется, чтобы, во-первых, поднять интерес к работе, а во-вторых, чтобы сделать покупку максимально легкой и комфортной. Фактически мы видим, как меняется сознание человека, его покупательские привычки, мотивация.

Появилось огромное количество трендсеттеров — людей, которые активно присутствуют в сети и формируют мнение по поводу тех или иных брендов, явлений, стиля жизни. И когда они пишут об очередной рекордной продаже или каком-то уникальном лоте, выставленном на аукцион, это убеждает человека в правильности цены, в необходимости покупки. Было бы натяжкой утверждать, что на продажи влияет только это, но подобный маркетинг приобретает колоссальное значение для роста рынка в целом. 

Сегодня у людей информированность выше, чем когда-либо прежде. Границ больше нет, можно виртуально присутствовать везде — в Нью-Йорке, в Париже, в Москве; следить за аукционами из любой точки мира. Эта виртуальность постепенно превращается в новую реальность. И рождается колоссальный интерес к культурным событиям. Разбираться в искусстве, быть в курсе новых выставок, событий мира искусства — модно, это показатель определенного статуса, принадлежности к элите. Определенный маркер для молодых людей — поколения будущих покупателей, которые хотят себя правильно позиционировать.

И новые технологии не только создают это «облако ажиотажа» в виртуальном пространстве, но и максимально облегчают сам процесс участия в аукционе. Механизмы интернет-продаж постоянно совершенствуются. Sotheby's и другие аукционы активно развивают онлайн-продажи, и они служат невероятно эффективным инструментом для привлечения новых коллекционеров. Мы видим рост новых покупателей на 40–45% через сеть, потому что это сейчас привычный способ покупки.

Примета времени — уход нового поколения коллекционеров из сферы прямого контакта с представителями аукциона и консультантами в онлайновую зону, где им комфортнее. Им не хочется вступать в лишние коммуникации. Они получают всю необходимую информацию на экране компьютера или планшета и делают ставку. Например, в Женеве в прошлом году был продан редкий бриллиант за $6 млн. Его приобрел через интернет новый покупатель. Думаю, что подобных случаев будет всё больше.

Теперь это коснулось и живописи старых мастеров. Обратите внимание: «Спаситель мира» был представлен в аукционе современного искусства. И это тоже к вопросу о стирании границ. Послание, которое мы здесь читаем, —  художник живет в своем времени, но остается современным даже через 500 лет. Если подобные маркетинговые приемы и технологии будут применяться в будущем, я не удивлюсь, если рынок старых мастеров подтянется к contemporary art и будет существовать с ним в одном поле. Это может сильно изменить общий расклад. 

Для коллекционирования старых мастеров нужны глубокие знания, но если таким же образом сегодня привлекать к ним внимание, как это делается в отношении современного искусства, показывать, насколько гении прошлого современны, то не исключено, что и на этом рынке мы увидим немало рекордов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир