Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Канцлер без кабинета

Переговоры о создании правящей коалиции в Германии затянулись
0
Фото: REUTERS/Hannibal Hanschke
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Спустя полтора месяца после выборов в бундестаг «железный канцлер» Ангела Меркель продолжает оставаться без кабинета. Переговоры с новыми партнерами по «ямайской коалиции» — партией «зеленых» и «свободными демократами» (СвДП) — затягиваются, и контуры нового политического расклада пока весьма туманны. Добавляет непредсказуемости и прошедшая в парламент правая «Альтернатива для Германии» (АдГ), представители которой уже заявили, что при любом исходе объявят «охоту на правительство». Эксперты убеждены: несмотря на трудности в переговорном процессе, перевыборов всё же ожидать не стоит. Главный вопрос в том, насколько стабильно будет работать новое правительство как во внутренней повестке, так и на международной арене.

Власть и безвластие

Несмотря на то что накануне немецкий канцлер сообщила о планах завершить переговоры с новыми партнерами не позднее 16 ноября, вопрос далек от своего решения.

Законодательство Германии не предписывает конкретного срока для формирования правительства. Лимит времени есть лишь у парламента — он должен собраться не позднее 30 дней после выборов. Первое заседание бундестага прошло 24 октября, но его новый созыв пока лишь избрал себе нового президента. На смену сошедшему на политическую обочину Норберту Ламмерту пришел экс-министр финансов, «зубр» германской политики — 75-летний Вольфганг Шойбле (ХДС).

Справедливости ради надо сказать, что долгие коалиционные переговоры — вовсе не прецедент в европейской политической практике. Можно вспомнить Бельгию, где после выборов 2010 года страна оставалась без правительства 541 день. Да и в самой Германии после электоральной кампании в 2013-м «большая коалиция» СДПГ и ХДС/ХСС была сформирована лишь через 86 дней — как раз под Рождество. Правда, тогда между партнерами было гораздо больше общего, нежели у нынешней «Ямайки». Ведь входящие в нее партии придерживаются по ряду вопросов диаметрально противоположных позиций.

Как полагает немецкий политолог Александр Рар, у Ангелы Меркель есть запас времени для формирования кабинета. Однако затягивание этого процесса порождает напряжение в обществе.

— Меркель с юридической точки зрения может вести переговоры о составе кабинета долго. Вместе с тем в немецком обществе растет серьезное недовольство, так как всё это идет медленно. Еще 2–3 недели назад 60% опрошенных положительно оценивали перспективы формирования «ямайской коалиции». Сейчас таких меньше половины, — заметил эксперт в беседе с «Известиями».

Экстренный случай

Германское законодательство, конечно, не допустит «периода безвластия» и коллапса политической системы. В качестве крайних мер предусмотрены несколько сценариев. Наиболее опасная ситуация — если не будет представлен проект бюджета, вносить который имеет право лишь правительство. На этот случай 11-я статья основного закона страны допускает принятие «экстренного бюджета», который позволит обеспечивать жизненно важные для государства процессы и обязательства по критериям предыдущего года.

Если же станет ясно, что переговоры о коалиции провалились, в силу может вступить 63-я статья основного закона ФРГ. В этом случае фигуру нового канцлера на согласование парламенту может предложить федеральный президент. Если бундестаг блокирует это предложение, парламентарии сами — сперва половиной, а потом простым большинством голосов — могут выбрать нового канцлера, чтобы тот сформировал правительство.

В случае если и это не поможет сдвинуть переговоры с мертвой точки и наконец создать работающий кабинет, речь может зайти и об общефедеральных перевыборах.

Есть у Ангелы Меркель и еще один теоретический вариант — начать работать в так называемом правительстве меньшинства. Однако этот сценарий чреват постоянными вотумами недоверия со стороны парламента. Да и сама канцлер от подобной перспективы уже открестилась.

— Договоренности о составе правительства могут быть с вероятностью 50% не достигнуты. У «свободных демократов» и «зеленых» по многим экономическим и энергетическим вопросам абсолютно разные точки зрения. Одна из этих партий должна будет полностью предать свои принципы, но на это никто идти не готов, — убежден Александр Рар. — Поговаривают и о новых выборах, но это будет катастрофой для Меркель, поскольку внутри ХДС возникнет вопрос, стоит ли выдвигать ее в кандидаты на пост канцлера. Такого рода «брожение» охватит и ряд других партий страны.

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов, напротив, исходит из оптимистических прогнозов.

— Теоретически переговоры могут окончиться безрезультатно. Но такой сценарий маловероятен. Если ситуация все-таки будет развиваться в негативном ключе, то ХДС/ХСС может инициировать переговоры с социал-демократами. Прозвучавшее заявление главы ведомства федерального канцлера Петера Альтмайера (в новом кабинете он будет министром финансов. — «Известия»), что такого диалога не будет, — его личная позиция. И только если социал-демократы откажутся, будут перевыборы. Пока же переговоры по «ямайской коалиции» идут не без проблем, но в достаточно конструктивном ключе, — сказал «Известиям» российский эксперт.

Еще один серьезный вопрос — насколько дееспособным будет потенциальное правительство. Ведь многие министерские портфели окажутся в руках новичков, которые до сих пор имели опыт лишь в оппозиции, а не в реальном госуправлении.

Стабильность под вопросом

Главные расхождения между позициями СвДП, «зелеными» и ХДС касаются налогов, энергетики, военных расходов и внешней политики. Правда, по итогам консультаций партии всё же несколько смягчили свои позиции. Так, «свободные демократы» отказались от требования снизить налоговую нагрузку на €30–40 млрд, а «зеленые» отошли от своего требования запретить с 2030 года использовать автомобили, загрязняющие атмосферу. При этом в ХДС, наоборот, настаивают на продолжении использования двигателей внутреннего сгорания. Что понятно: автоиндустрия является одним из драйверов германской экономики. Кроме того, «зеленые» настаивают на вывозе всех ядерных боеприпасов с территории страны. А «свободные демократы» требуют поддержать идею нормализации отношений с Москвой.

Наконец, один из важнейших вопросов — расходы на оборону. Сейчас их доля составляет около 1,2% ВВП Германии, тогда как НАТО требует от членов альянса вкладывать в эту сферу 2%. «Свободные демократы» готовы тратить на это все 3%.

Сложно пока говорить и о стабилизации российско-германских отношений. В Берлине главным кандидатом на пост министра иностранных дел в новом правительстве называют экс-европарламентария, «зеленого» политика турецкого происхождения Джема Оздемира.

Как заметил Александр Рар, если пост главы МИДа займет представитель «зеленых», то в лучшем случае можно ожидать «топтания на месте».

— В этой партии я не знаю ни одного политика, который испытывал бы симпатии по отношению к Москве. Россия для нее — «красная тряпка», страна, которая, с их точки зрения, попирает права меньшинств и навязывает свои консервативные принципы, — подчеркнул эксперт.

Как бы там ни было, одна из самых развитых демократий Европы сейчас переживает не лучшие времена. Ангела Меркель, которая уверенно шла на выборы, позиционируя себя «хранительницей подлинных европейских ценностей» и «оплотом стабильности», попала в весьма непростое положение. При этом другие страны Евросоюза находятся в тревожном ожидании — именно на ФРГ возлагались надежды на обновление ЕС в столь непростое для него время.

 

Прямой эфир

Загрузка...