Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Говорят: «Задорнов — придурок», но это не аргумент»

«Известия» публикуют последнее интервью сатирика Михаила Задорнова
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зоя Игумнова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не стало писателя, сатирика, актера, режиссера Михаила Задорнова. Ему было 69 лет. Свое последнее интервью он дал «Известиям» 9 октября 2016 года за кулисами одного из сборных концертов. 

Задорнов шутил и балагурил на сцене, но в зрительном зале все уже знали о страшном диагнозе — сатирик сам рассказал о нем на своем сайте. В момент, когда он не удержал страницы текста и они посыпались у него из рук, зал замер. Попытался поднять, но понял, что получается с трудом. Не растерявшись, артист продолжил выступление, которое завершилось овацией. А я плакала, так как только что в гримерке видела, какого труда ему стоило держаться. Но рядом была супруга Елена — ей он не уставал делать комплименты и говорить слова благодарности.

Мы говорили долго. И многое из сказанного год назад оказалось пророческим. Михаил Задорнов был полон уверенности, что поправится, делился планами на будущее. Хотел снимать комедию, писал сценарий и думал о выборе актеров. Даже сам хотел войти в кадр и сыграть президента США. Своего персонажа он бы, конечно, сделал «с подтекстом». На то он и Задорнов.

Наш разговор будто был прощальным. Он хотел обсудить всё, что его волнует: спорт, образование, политику, медицину. Текст получился большим, значительная часть его в газету не вошла и сегодня публикуется впервые. 

О своем диагнозе Михаил Задорнов говорить не хотел, но в какой-то момент разоткровенничался. Рассказал о том, как планирует лечиться, разочаровав многих информацией, что за рубеж не поедет и помощь экстрасенсов принимать не будет. А еще затронул тему веры. Михаил Николаевич был человеком верующим. 

— Дело в том, что в моей философии, люди — сыновья Божии, а не рабы. И если я сын Божий, я должен найти в себе сам силы, с помощью Создателя справиться со своим недугом. Думаю, что химиотерапия лучше поможет. Многие наши известные люди ездили на лечение в Израиль. Я туда не поеду. Не знаю, какое будущее у меня, но я пока иду таким своим путем, который подсказан русской чуйкой. Именно русской. Потому что мы — славяне — чуйкой живем. Мы более сердцем чуем, нежели умом чего-то понимаем. Ведь умом Россию никогда... Мы всё равно умом ничего не можем. Нет у нас рационального мышления.

— Зато у нас интуиция и сердце.

— Чуйка — на иностранном языке и есть интуиция. Она зависит от сердечности. Вот вы —знаете в точности, русские женщины разговаривают от сердца. Поэтому их понять невозможно. У них всплеск сердечности, и на этом всплеске они что-то много говорят. А логики при этом никакой.

— Как это никакой? Это — женская логика.

— А Россия — женщина. В России даже мужчина — женского рода. Окончание слова на «а» ведь.

— Да-да, это из вашей теории происхождения русского языка. А кстати, как к вашим научным изысканиям относятся ученые?

— Плохо. Они говорят: «Задорнов — придурок». Но это не аргумент.

— Наверняка говорят, что вы притягиваете за уши свою философию?

— Иногда они выдвигают достаточно серьезные аргументы. Но если разобраться, то вот за уши притягивают вообще-то они, а не я. Приведу пример: у них есть Кирилл, который якобы изобрел кириллицу. Но на самом деле азбука была еще до него. Так называемая буквица. Да и он сам в своих письменах писал: «Я получил словенские письмена от одного славеноруса в городе Херсонесе».

Херсонес — это Севастополь. И когда я это сказал в своем документальном фильме, ученые заговорили: «Там было написано «сирийские», произошла ошибка». Нормально? Одна ошибка во всем Паннонском житии. И потом «руськие» вдруг поменялись на «сирийские». Нормально? Вы видите, какие они делают привязки. Лишь бы у русских ничего не было.

— Это утверждают наши ученые?

— Наши, конечно. Но ведь многие русские ученые сидят на западных траншах и грантах. Вот и заявляют такое.  

Вот еще вам один факт из истории. У арабов в летописях Черное море называется Руськое море. В летописях! Руськие — через одно «с» с мягким знаком. Почему ученые об этом не говорят? У них аргумент — мол, русских не было в округе. Странно — не было, а море, значит, называлось Руським? Но ведь Балтийское море называется Балтийским, не Израильским.

И когда я привожу логические доказательства, на это им нечего сказать. Кроме того, моя история правдивее, чем традиционная. Поэтому молодежь слушает. Им просто интереснее это. Вы знаете, сколько молодых людей присылали деньги на создание фильмов о Рюрике, о Вещем Олеге? Я снял эти исторические документальные картины на народные деньги. Меня беспокоит, что сейчас идет борьба против всего русского. Им поперек даже Александр Невский.

— Кто же с ним борется?

— Да историки-либералы. Они борются против Дмитрия Донского, им поперек Зоя Космодемьянская и Александр Невский. Да и вообще все уважаемые люди Руси. Про Невского говорят, что он якобы предал Русь, сдал ее татарам. Якобы никакого Ледового побоища и не было. Но это целенаправленное вражеское умозаключение, чтобы лишить нас корней наших. Ведь Александр Невский практически разбил папство того времени.

Был в те времена в Германии Тевтонский орден. Кстати, сегодня НАТО построено по принципу Тевтонского ордена. Тевтонский орден заключил в Ливонский орден Литву, Латвию и Эстонию и пустил их первыми на Русь. И только вслед за ними тевтонцы двинулись на Русь сами.

Александр Невский хотел спасти Русь православием. Потому что если бы пришли тевтонцы, они бы всех обратили в католиков и устроили бы инквизицию. А татары и монголы признавали православие. Во как! И Невский именно с ними заключил мирный договор. И их конница помогла во время Ледового сражения. Всё, что я говорю, практически неизвестно. Более того, не надо эстонцев считать отморозками. Они — чудь и эсты — первыми во время Ледового побоища сбежали из Ливонского ордена, как только поняли, что разгром неминуем.

— Вам наверняка было бы интересно побывать на ВДНХ, где открыли интерактивный музей истории России. Там и про Рюриковичей, и про Романовых много любопытного представлено.

— Мне Романовы сами по себе не очень интересны. Хотя отдельные личности любопытны. Наверняка на этой выставке не будет легенды об Александре I. Почему он инсценировал свое убийство, почему он стал старцем, ясновидящим Федором Кузьмичом.

— Вы всерьез считаете, что Александр I ушел в леса скитаться?

— Это не только я считаю. У Льва Толстого есть роман «Посмертные записки Федора Кузьмича». Начинается он с того, как этого самого Кузьмича маленького воспитывает бабка Екатерина II. Даже у классика это есть. И многие весьма уважаемые нами люди в такую версию по сей день верят. Я не считаю ее стопроцентно верной, доказательств нет. Но если народ такое придумал про царя, то этот народ уже заслуживает уважения.

— Народ придумал, что Ломоносов — сын Петра I.

— Ну это уж совсем. Это невозможно. Потому что Ломоносов был гениальным, а Петр I — нет. У него никогда не росла борода. Это от нехватки тестостерона. Именно поэтому он всем решил брить бороды. Он любил, чтобы про него писали, как про мужика, заказывал всякие легенды и байки. Но есть одна легенда про Петра, в которой я бы не сомневался. Когда он отправился в Голландию постигать науки, там его и подменили. Ну не может быть, чтобы его там настолько перекодировали, что он вернулся с Запада совсем другим.

— Ну почему же. Возможно, настолько велика была сила западного просвещения, что царь стал другим человеком.

— Ну как Запад просвещает? Да тем, что он быт организует. И вот нам уже хочется жить, как у них. Начинаем путать жизнь души и жизнь туловища.

— А как вы живете?

— У меня жизнь туловища — западная, а жизнь души оставил нашим. Более того, для души и для ума я приемлю восточную философию, ведь мы — и Европа, и Восток. А всё, что касается квартир, быта, обихода, это у меня на европейский манер.

— Всё смешалось. Техника — японская, автомобили — немецкие, только культура русская.

— У нас в быту вообще ничего своего нет. Только надписи в лифтах. Потому что мы давно потеряли себя. Как мы можем жить дальше, если нет ничего своего? И вот этому посвящены мои выступления, мои концерты.

Когда идут спортивные соревнования, о спортсменах говорят, кто сколько стоит и какому клубу кого продали. Уже они сражаются не за Родину. У них Родина там, где прибыль. Это философия бизнесменов.

— Спорт давно перерос в бизнес.

— Поэтому мы всё проигрываем.

— Значит, плохие из наших спортсменов бизнесмены.

— Нет, просто спорт — это душа, а бизнес — туловище. Разницу чувствуете? В НХЛ чувствуют свою родину лучше. Причем сейчас они даже стали играть в советский хоккей. Они нашу систему переняли, коллективную. Сражаясь за коллектив, они духовно выше наших становятся.

— Вячеслав Фетисов в своей программе о спорте говорил: «Мы бились за Родину и выигрывали».

— Сейчас Родины нет. Хотя формально она есть на карте. А не в сердце. У них есть заработки. Западным деньгам продались не только спортсмены, но и тренеры. Какая Родина? Сейчас где бабки — там и Родина.

Я думаю, что в стране есть главный большой недостаток, о котором никакое правительство, никакой наш премьер-министр не может додуматься. В советское время был замечательный лозунг: «Каждому по труду, от каждого по способностям». А сейчас вообще забыли, что в стране уважать надо трудящегося, трудового человека.

Когда я ехал в Москве на Авиационный завод в восемь утра, я не мог сесть в автобус  — все ехали на завод. А сейчас в 10:00 полное метро: планктон едет офисный. И при этом наверху говорят: «Мы должны поддерживать бизнес». Не надо поддерживать бизнес, бизнес прорвется сам, потому что это капиталистические акулы. Уважать надо и поддерживать трудового человека!

Но, к сожалению, они не могут до этого додуматься. Так как не были сами трудящимися, не понимают, что Родина стоит на трудягах, а не на бизнесменах. Бизнесмена перемани — и он уехал в Израиль. Помани долларом — и он уже в Америке. А потом вдруг вернулся в Россию и начал учить, как правильно делать бизнес. Это всё предатели. Меня коробит, когда говорят и пишут: «Наш высший свет». Я хочу, чтобы наступил конец этого высшего света. Тогда не будет и реального конца света.  

 

Прямой эфир