Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Василия Теркина сыграли на троих

Коллектив из Архангельска привез на Биеннале театрального искусства спектакль по произведениям Александра Твардовского
0
Фото: пресс-служба Биеннале театрального искусства/theaterbiennale.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Архангельский Театр драмы им. М.В. Ломоносова продемонстрировал на Биеннале театрального искусства оригинальное прочтение «Василия Тёркина» Александра Твардовского. Режиссер Алексей Ермилышев доверил роль главного героя сразу трем артистам.

Постановку принимала Сцена на Сретенке Театра Маяковского. Это камерное пространство для спектакля Алексея Ермилышева оказалось даже слишком просторным. Ведь в Архангельске «Василия Тёркина» играют для 80 зрителей — и всё получается ближе, острее, пронзительнее. Но и на столичных подмостках актерам удалось взять публику за живое.

«Книгу про бойца» (второе название поэмы) не раз инсценировали в прошлом веке, часто приурочивая к юбилеям и патриотическим датам. Но в последнее время про Твардовского вспоминают редко. В Архангельске почувствовали, что пришло время вернуть народного героя зрителям. Премьера спектакля состоялась два года назад, и вот уже третий сезон он считается визитной карточкой коллектива. А для режиссера это оказался еще и пропуск в профессию — Алексей Ермилышев представил его в качестве дипломной работы в Щукинском училище.

— Мы хотели реставрировать «Тёркина» для современного зрителя, для молодежи, — признался режиссер. — По этой причине не хотелось уходить в пафос и сценические штампы. Мы не ставили перед собой задачу вытаскивать из произведения юмор, делать из него развлечение. Тем более что у молодежи сейчас совсем другой юмор. Но подумать зрителю над тем, что такое война, что значит умереть в бою, как быть готовым к смерти, стоило бы.

Повествование начинается в наши дни. Три юноши (актеры Дмитрий Беляков, Михаил Кузьмин, Иван Братушев) и девушка (Мария Степанова) пробираются на заброшенный чердак старого дома. Среди ненужного скарба они обнаруживают книги. Из них выпадают страницы со всем известными строчками из «Василия Тёркина». Увлекшись чтением, ребята примеряют на себя образ героя.

У каждого из актеров Теркин получается свой: у одного — дерзкий, у другого — чудаковатый, у третьего — отчаянный. А в целом создается собирательный образ русского воина.

Чердак, на котором началась история с книгой, трансформируется в землянку, теплушку, избушку, госпиталь и даже в загробный мир. Это происходит с помощью белого полотна, которым в последнем действии герои накрывают бревенчатый остов чердака, пряча под саваном всё, что роднит бойца с мирной жизнью, — чемодан с наклеенными на нем картинками кумиров, граммофон и кинопроектор.

Загробный мир появился в постановке не случайно. Режиссер соединил в одном спектакле два произведения Твардовского: «Василий Тёркин» и «Тёркин на том свете». В советское время театры побаивались инсценировать продолжение. Да и опубликовали его далеко не сразу — впервые текст увидел свет лишь в 1963 году в «Известиях».

Но для концепции Ермилышева продолжение оказалось как нельзя кстати. Закольцевав судьбу бойца, режиссер создал цельный портрет Тёркина. Он, как герой мифологии, в воде не тонет, в огне не горит и с того света выбирается.

 

Прямой эфир